Отиди на
Форум "Наука"

иранская техника


Recommended Posts

  • Модератор Военно дело

ф-4

Во время эскизного проектирования истребителя Phantom II, было рассмотрено несколько предложений по варианту с пушечным вооружением. Но в то время была популярной идея, что маневренные воздушные схватки Второй Мировой войны ушли в прошлое, и на волне всеобщей ракетизации, бортовая артиллерия считалась атавизмом. Благодаря этому, первые варианты Фантомов были исключительно ракетными.

Однако, в ходе воздушных боев во Вьетнаме, быстро выявились недостатки новейших ракет «воздух-воздух». Первые модели УРВВ AIM-7 Sparrow, AIM-4 Falcon и AIM-9 Sidewinder не оправдали возложенных на них ожиданий. Ракеты были дороги, ненадежны и неустойчивы к противомерам. Вьетнамские истребители зачастую избегали гибели из-за того, что выпущенная Фантомом ракета отказывала или промахивалась. Первые варианты F-4 могли нести подвесную пушечную установку на подфюзеляжном пилоне, но использование данной установки увеличивало лобовое сопротивление, а стрельба не блистала высокой точностью.

В марте 1961 года фирма McDonnell предложила ВВС США первый вариант F-4 с пушкой, но но не вызвал особого интереса у военных. В конце 1964 года конструкторы McDonnell начали проектирование нового варианта Фантома, несущего бортовое артиллерийское вооружение. Данный вариант, получивший обозначение F-4E, привлек внимание руководства ВВС, и с июня 1965 года разработка финансировалась ВВС. В дальнейшем F-4E суждено стать самым массовым и самым распространенным вариантом Фантома.

Основной сложностью вооружения F-4 бортовой пушкой было отсутствие свободного места в плотно нафаршированном аппаратурой фюзеляже. Решение проблемы было найдено в использовании более длинной носовой части разведчика RF-4C. В новом носу разместили БРЛС AN/APG-30, а под ним в обтекателе установили 20-мм шестиствольную скорострельную пушку M61A1 фирмы General Electric. В новый вариант был переоборудован опытный самолет YRF-4C (с/н 62-12200). Прицел с вычислителем для пушки был позаимствован у F-100D. Контейнер с контрольно-измерительной аппаратурой подвешивался на пилоне под фюзеляжем. Переоборудованный самолет получил обозначение YF-4E, и совершил первый полет 7 августа 1965 года.

После 50 испытательных полетов YF-4E оснастили новыми двигателями J79-GE-J1B. Результаты испытаний YF-4E были весьма обнадеживающими. Два следующих YF-4E были переоборудованы из серийных F-4C (с/н 63-7445) и F-4D (с/н 65-0713). На втором YF-4E была установлена пушка, но отсутствовала БРЛС. Оба самолета были оснащены двигателями J79-GE-J1B, по позднее получили J79-GE-17, что потребовало установки новых узлов крепления и дополнительных титановых листов, для защиты хвостовой части от возросшей температуры реактивной струи. Для размещения пушки M61A1 в ограниченном пространстве носовой части самолета, была создана новая система подачи боеприпасов. Близость пушки к БРЛС потребовала создания высокоэффективных демпферов и пламягасителя.

Установочная серия из 96 истребителей F-4E была заказана в августе 1966 года в дополнение к заказу на F-4D. Первый серийный F-4E (с/н 66-0284), пилотируемый Р. Д. Хантом и У. Уайтом взлетел 30 июня 1967 года.

Пушечная установка под носом мешала установке большой БРЛС, устанавливавшейся на F-4C и F-4D, поэтому F-4E оснастили полупроводниковой станцией следующего поколения AN/APQ-120 фирмы Westinghouse, имевшей меньший диаметр антенны. Однако из-за задержек с поставками AN/APQ-120 первые 30 самолетов были поставлены без БРЛС, которые установили по мере их доступности. На F-4E «прописали» систему предупреждения о радиолокационном облучении AN/APS-107, но из-за ненадежной работы аппаратуры первые 67 истребителей данной системой не оснащались.

Вес барабана с 639 снарядами пушки M61A1 был скомпенсирован установкой дополнительного 360 литрового бака в задней части фюзеляжа, в результате чего, общая емкость топливной системы увеличилась до 7545 литров. Один из бортовых ПВД был перенесен на обтекатель РЛС. На серийные самолеты устанавливались двигатели J79-GE-17 с удельной тягой на форсаже 8120 кг. Для снижения веса были сняты приводы механизма складывания крыла. Так же была упразднен аварийный электрогенератор, работавший от набегающего потока воздуха.

В ходе эксплуатации пушечной установки быстро выявилось, что мощная сила дульного пламени и выходящие из ствола пороховые газы, образовывавшиеся во время стрельбы стали причиной ряда проблем. С изначальной конструкцией дульных тормозов пушки M61A1 на F-4E часто случались помпажи двигателей, в которые попадали пороховые газы. К тому же конструкция надульников оказалась такова, что во время полета из-за набегающего воздуха они издавали громкий свист, хорошо слышимый с земли, что демаскировало самолет за долго до подлета к цели. Данные проблемы были решены путем удлинения стволов пушки. Так же была создана система, перекрывавшая входные каналы воздухозаборников во время стрельбы, что исключало попадание пороховых газов в двигатели.

Второй серийный F-4E (с/н 66-0285) совершил первый полет 11 сентября 1966 года. На этом самолете были внедрены меры по повышению эффективности хвостового оперения, а так же произведены испытания на штопор. Третий серийный F-4E (с/н 66-0286) 2 октября 1967 года был перегнан на базу ВВС Неллис в штате Невада для эксплуатационных испытаний.

В ходе серийного производства истребители F-4E непрерывно модернизировались. На самолетах Block 31 начали устанавливать систему предупреждения о критических углах атаки. Начиная с серии Block 40 в замен снятого аварийного генератора начали устанавливать вспомогательную силовую установку. На Block 41 эластичные фюзеляжные баки заменили на самозатягивающиеся. Серия Block 42 получила новую систему РЭП и СПО AN/APR-36/37.

На серии Block 48 начали устанавливать электронно-оптическую систему AN/ASX-1 TISEO (Targer Identification System-Electro Optics) фирмы Northrop, позволявшую обнаруживать и идентифицировать цели на больших дистанциях. Систему, представлявшую собой телекамеру с мощным объективом, разместили в корневой части левого крыла. TISEO выдавала изображение на ЭЛТ в кабине оператора. На экспортные самолеты данная система не устанавливалась. За место ИНС AN/ASN-63, системы управления оружием AN/ASQ-91 и навигационного вычислителя AN/ASN-46A была установлена цифровая прицельно-навигационная система AN/ARN-101(V) фирмы Lear-Siegler, которая упростила задачи аэронавигации, но сделала Фантома плохом бомбардировщиком, так как программное обеспечение было неудачным и сырым, и не позволяло осуществлять эффективное прицеливание и бомбометание. Так же был установлен доработанный прицел AN/ASG-26.

Для решения проблем плохой маневренностью была начата программа "Agile Eagle", целью которой была выработка мер по повышению устойчивости самолета на больших углах атаки. В результате был разработан предкрылок, автоматически выпускавшийся при углах атаки более 6°. Первый самолет с предкрылками совершил полет 11 февраля 1972 года. После испытаний ВВС заказали комплекты для доработки, и 304 F-4E, произведенных ранее были оснащены предкрылками.

Начиная с Block 56 AN/APR-36/37 была заменена системой AN/ALR-46 фирмы Itek, выполненной с использованием цифровой техники. Примерно в то же время на всех строевых F-4E была обеспечена возможность подвески двух контейнеров РЭБ (обычно AN/ALQ-131 фирмы Westinghouse), контрольной видеокамеры KB-18A и установлена система госопознавания AN/APX-80.

На Block 53 путем установки многофункционального дисплея с цифровым интерфейсом была реализована возможность применения УР AGM-65 Maverick. Так же был установлен двигатель J79-GE-17C или -17Е с мало дымящей камерой сгорания.

Лазерный дальномер-целеуказатель AN/AVQ-23A/B Pave Spike устанавливался на F-4E поздних серий, а так же на Block 36-45. Самолеты Block 48 оснащались контейнерами инфракрасной/лазерной системы целеуказания AN/AVQ-26 Pave Tack, позволявшей применять оружие с лазерной системой наведения без внешнего целеуказания не зависимо от времени суток. Данный контейнер не получил распространения из-за того, что его большие размеры позволяли подвешивать только на подфюзеляжном пилоне. Начиная с осени 1977 года 180 самолетов было оборудовано упомянутой ранее цифровой прицельно-навигационной системой AN/ARN-101(V). F-4E несущие данную систему выделялись характерными антеннами на гаргроте.

Производство F-4E осуществлялось 12 лет, в течении которых было построено 1387 машин, 993 из которых состояло на вооружении ВВС США (58 F-4E Block 60 и 62 было выделено Израилю во время войны «судного дня» в 1973 году), а 394 было поставлено за рубеж. Последний F-4E был произведен 25 октября 1979 года для Кореи.

Демонстрационная группа ВВС США Thunderbirds в июне 1969 года была переоснащена истребителями F-4E. Это были F-4E ранних серий, и некоторые из них не были оборудованы маневренными предкрылками. С самолетов сняли пушечные установки и БРЛС. Четыре макета ракет AIM-7 было установлено на фюзеляжных узлах, и использовались как дымогенераторы. Фантомы прослужили в строю демонстрационной группы до 1974 года, после чего их сменили более дешевые в эксплуатации самолеты T-38 Talon.

Первые F-4E попали на юго-восточный театр боевых действий в ноябре 1968 года в составе 469 тактического авиакрыла, разместившегося на таиландской авиабазе Корат. Еще 6 эскадрилий в 1972 году разместили во Вьетнаме и Таиланде.

В ходе войны во Вьетнаме экипажи F-4E сбили 21 вьетнамский истребитель, 10 из которых было уничтожено УР Sparrow, 5 пушечным огнем, еще 4 УР Sidewinder, и еще один был поврежден УР Sidewinder и добит из пушки. В большинстве вылетов во Вьетнаме F-4E выполнял роль бомбардировщика.

С 1975 года 116 F-4E Block 42-45 начали переоборудовать в противорадиолокационные самолеты F-4G Wild Weasel.

Начиная с 1975 года F-4E ВВС США начали постепенно вытесняться новейшими F-15 Eagle, а с 1979 года и F-16. Последние F-4E были выведены из состава строевых частей в начале 90-ых годов. К началу операции «Буря в пустыне» в январе 1991 года все строевые F-4E были сняты с вооружения ВВС США. Однако несколько самолетов, оснащенные контейнерами Pave Tack из 7440 смешанного авиакрыла действовали по наземным целям на севере Ирака, базируясь на турецкую авиабазу Инкирлик.

394 самолета, построенные для зарубежных заказчиков (включая финансировавшуюся правительством США поставку 86 Фантомов Израилю). Экспортные F-4E не могли быть носителями ядерного оружия.

Турция в 1973 году заказала 40 истребителей F-4E, и еще 32 в 1977 году. В ответ на участие Турции в операции «Буря в пустыне» США передало 40 F-4E, снятых с вооружения 110, 141, 457 и 35 авиакрыльев.

ВВС Греции заказали 46 F-4E в 1971 году.

Корейская республика в 1978 году заказала 37 F-4E, еще 24 самолета США предложили в 1988 году и 30 в 1989.

Иранское правительство заказало 208 F-4E, из которых былна о поставлено 177 самолетов. После исламской революции США наложило эмбарго на поставки оружия Ирану. В результате возникли сложности с запасными частями и обслуживанием Фантомов, и когда в 1980 Ирак напал на Иран, только 40% иранских Фантомов смогло подняться в воздух. Потери в ходе первых 9 месяцев войны составили около 60 F-4E.

ВВС Израиля начали получать F-4E в сентябре 1969 года, а за 6 месяцев до этого несколько экипажей переучилось на новый тип на авиабазе ВВС США Джордж. Всего с сентября 1969 по январь 1971 было поставлено 44 F-4E и 6 RF-4E. Тяжелые потери ВВС Израиля в ходе Войны на истощение заставили США оказать поддержку поставкой F-4E ВВС США. C 1970 по 1973 год было передано 78 вновь построенных, а так же взятых из строевых частей ВВС США Фантомов. После войны Судного дня ВВС США передали еще порядка 40 самолетов, многие из которых были ветеранами Вьетама. С 1975 года по 1976 было поставлено 24 F-4E из ВВС США, 24 вновь построенных (оборудованные системой TISEO, и доработанные для применения ПРР AGM-78 Standart-ARM) и 12 RF-4E. В общей сложности Израиль получил 204 истребителя F-4E и 12 RF-4E.

В ВВС Израиля Фантомы получили имя "Курнас" (кувалда). Израильские Фантомы подверглись глубокой модернизации. На большинство самолетов была установлена неубирающаяся штанга для дозаправки в воздухе, а так же обеспечена возможность использования УР «воздух-воздух» Shafrir, Python-3 и УР Gabriel. Пушка M61A1 заменена на пару 30M552, и установлена ИК-станция переднего обзора FLIR, а БРЛС заменена многорежимной EL/M-2021 фирмы Elta.

По заявлениям Израиля истребителями F-4E в ходе различных конфликтов с 1969 по 1982 год было одержано 116 воздушных побед, в то время как потери составили 55 самолетов.

В 1979 году по договоренности между правительствами Египет начал получать от США F-4E и запасные части к ним. Всего было получено 35 самолетов. По началу уровень техэксплуатации Фантомов египетскими ВВС был очень низким, положение исправилось в 1983 году, после вмешательства специалистов ВВС США.

В 1963 году McDonnell Douglas предложила правительству Австралии F-4C, оснащенные французскими двигателями SNECMA Atar 9, но выбор был сделан в пользу F-111C. Из-за задержек с поставками F-111, Королевские ВВС Австралии дали согласие на Фантом и получили 24 F-4E, которые начали прибывать в Австралию в сентябре 1970 года, где прослужили до июня 1973 года, после чего были возвращены в США.

Истребитель F-4E активно задействовался в различных экспериментальных программах. Так опытный YF-4E (62-12200) стал платформой для испытания электродистанционной системы управления в рамках программы PACT (Precision Aircraft Control Technology). Первый полет YF-4E с ЭДСУ совершил 29 апреля 1972 года, а первый полет с полностью функционировавшей ЭДСУ был совершен 22 января 1973. Позднее этот же самолет переоборудовали для программы CCV (Control Configured Vehicle) установив над воздухозаборниками ПГО. Первый полет по этой программе был совершен 29 апреля 1974 года. Пятого декабря 1978 года YF-4E был передан в музей ВВС США на базе Райт-Паттерсон в штате Огайо, где он и находиться по сей день.

--------------------------------------------------------------------------------

ЛТХ:

Модификация F-4E

Размах крыла, м 11.71

Длина, м 19.20

Высота, м 5.03

Площадь крыла, м2 49.24

Масса, кг

пустого самолета 13397

максимальная взлетная 17964

Тип двигателя 2 ТРД General Electric J79-GE-17А

Тяга нефорсированная, кН 2 х 8120

Максимальная скорость , км/ч 2410

Практическая дальность, км 4180

Боевой радиус действия, км 958

Максимальная скороподъемность, м/мин 15200

Практический потолок, м 21600

Экипаж, чел 2

Вооружение: одна 20-мм пушка М61А1

4-6 х УРВВ AIM-7E/F/M Sparrow

4 х AIM-9 Sidewinder на крыльевых узлах подвески

Боевая нагрузка :

до 1370 кг вооружения на центральном пилоне и

до 5888 кг оружия, расположенного под крылом на 6 узлах подвески

6 х УРВЗ AGM-65 Maveric

1 20 кт ядерная бомба В57 или 100/500 кт В61

11 454-кг бомб с ЛН GBU-16 Paveway II

24 227-кг бомбы Mk.82 или 13 360-кг бомб М117 или

13 360-кг зажигательных бомб BLU-10/B

4 контейнера GBU-5/A c 30-мм пушкой GAU-13A и 300 патронов или 4 контейнера SUU-16A или -23A c 20-пушкой M61A1 или GAU-4 и 1200 патронов

До 5 1401 литровых ПТБ

Link to comment
Share on other sites

  • Модератор Военно дело

главная послевоенная авиация истребители

F-5A Freedom Fighter

Разработчик: Northrop

Страна: США

Первый полет: 1959

Тип: Многоцелевой истребитель

ЛТХ Доп. информация

Начало пятидесятых ознаменовалось в развитии авиации массовым увлечением тяжелыми сверхзвуковыми боевыми самолетами, носителями ядерного оружия. Ниболее яркими представителями такой концепции стали американские истребители, так называемой, «сотой серии». Однако, затраты на их разработку, строительство и эксплуатацию были настолько высоки, что оказались по плечу только высоко развитым странам мира. Осознавая, что стоимость наиболее современных самолетов начинает выходить за рамки финансовых возможностей большинства стран - импортеров подобной продукции, фирма Nothrop первой решилась кардинально изменить сложившуюся концепцию. Руководство фирмы, основываясь па собственных прогнозах сбыта авиационной техники, пришло к заключению о необходимости создания легкого и дешевого многоцелевого самолета, по своим характеристикам близкого к более дорогим и тяжелым собратьям.

Работы над проектом N-156 были начаты в 1955 г. Первоначально планировалась параллельная разработка двух модификаций: учебной - N-156T и многоцелевого истребителя- N-156F. Однако, в результате победы проекта фирмы Nothrop в конкурсе, объявленном USAF на разработку сверхзвукового учебно-тренировочного самолета, приоритет был отдай учебной модификации.

В 1958 г. министерство обороны США предложило фирме Nothrop возобновить работы над проектом N-156F. Многоцелевой истребитель предназначался прежде всего для замены устаревших F-84 и F-86, в рамках программы MAP (Military Assistansc Program). Опытный образец истребителя был облетан 30 июля 1959 г. на аэродроме Палмдейл (штат Калифорния). А к августу 1960 г. была завершена программа приемно-сдаточных испытаний. В 1960-61 гг. самолет прошел обширную программу эксплуатационных испытаний в различных географических и погодных условиях дня и ночи. При этом преследовалась цель определения реальной пригодности самолета в качестве многоцелевого истребителя с широким кругом решаемых задач.

В 1962 г. началось его серийное производство под обозначением F-5A Freedom Fighter. Самолет во многом был похож на своего предшественника. От Т-38 он отличался лишь одноместной кабиной, наличием небольших наплывов в корневой части крыла и иной формой воздухозаборников. Кабина самолета оборудовалась катапультируемым креслом, а ее фонарь открывался вверх-назад. При этом, козырек для облегчения доступа к приборной доске в период ремонта и обслуживания, откидывался вперед-вверх. Тормозные щитки истребителя имели произвольный угол отклонения, вплоть до максимального - 40град. Шасси осталось аналогичным Т-38, но его положение влияло на углы отклонения руля направления и элеронов. Так полный угол отклонения элеронов (вверх-вниз) при выпущенном шасси составлял 60 град, а при убранпом-32.5град. Для руля направления эти значения соответствуют 30 и 12 град. Увеличение возможных углов отклонения обусловлено обеспечением достаточной управляемости самолета на малых скоростях полета. Первые самолеты оснащались двумя турбореактивными двигателями J85-GE-13 с тягой 1234 кгс (на форсаже 1850 кгс).

F-5A оказался первым американским сверхзвуковым истребителем, приспособленным для использования с грунтовых аэродромов. Несмотря на небольшие габариты, самолет отличался мощным и разнообразным, для своих размеров, вооружением. Основное штатное стрелковое вооружение - две пушки М-39А-2 калибра 20 мм, размещались в передней части фюзеляжа (боезапас 280 снарядов на ствол). На семи наружных узлах подвески (2 на концах крыла, 4 подкрыльевых и 1 подфюзеляжном) могли подвешиваться ракеты класса "воздух-воздух"и "воздух-земля", управляемые и неуправляемые авиабомбы, контейнеры с различным стрелковым вооружением и контейнеры НУР, подвесные топливные баки. Следует отмстить, что самолет изначально не приспособлен для переноса ядерного оружия.

Двухместная модификация - F-5B, предназначенная для повышения квалификации пилотов непосредственно в эскадрильях или для использования в роли тактического самолета, была впервые облетана 24 февраля 1964 г. Она была создана на базе F-5A, при этом, для размещения второго пилота, пришлось спять с самолета стрелковое вооружение.

Неплохие тактико-технические характеристики и приемлемая цена привлекли к этому самолету внимание не только USAF, но и зарубежных покупателей. Самым первым, в январе 1965 г. в рамках программы MAP, F-5A получил Ирак. В этом же году F-5A/B были поставлены в Южную Корею, Грецию, Филиппины, Турцию и Тайвань. Можно сказать, что именно с этого года началось триумфальное шествие этих небольших по размерам, но больно кусающихся "малышей" фирмы Nothrop по авиационным подразделениям многих стран мира . Неприхотливость, надежность, большая грузоподъемность при малых размерах и относительно небольшая цепа - вот те критерии, которые привлекали многих военных партнеров США в этом самолете.

Одновременно с разворачиванием серийного производства F-5A/B, началось проектирование специализированной разведывательной модификации RF-5A. Новый самолет получил специально спроектированную продолговатую носовую часть с тремя, а позже четырьмя 70-мм камерами KS-92. Конструкция отсека позволяла производить замену пленок АФА в течение 5 минут. При этом, штатное пушечное вооружение самолета было сохранено. Поставки серийных RF-5A начались в 1965 г. а всего их было выпушено 89 штук.

В начале 1965 г. по заказу USAF фирма Nothrop переоборудовала 12 F-5A специально для участия в операции Skoshi Tiger во Вьетнаме. Нижняя часть кабины и фюзеляжные топливные баки прикрыли броней общим весом 100 кг. С левой стороны фонаря кабины установили оборудование для дозаправки в воздухе, кабину оборудовали гироскопическим индикатором местоположения самолета. Самолетам присвоили обозначение F-5C и 23 октября 1965 г. подразделение, вооруженное ими, перелетело через Тихий океан, с двумя дозаправками в полете от топливозаправщика КС-135 на базу Bicn Ноа в Южном Вьетнаме. Через пять часов после прибытия эскадрильи был совершен ее первый боевой вылет. F-5C интенсивно использовались для сопровождения штурмовиков, разведывательных полетов, ударных операций над Вьетнамом в течение четырех месяцев. Средний налет составил 62.5 часа на машину в месяц. Самолет был оценен как весьма эффективный, и с этого момента началось его широкое применение.

Важным этапом в совершенствовании самолетов семейства F-5 стал F-5N (F-5A-15), созданный па базе F-5A. На самолет установили новый двигатель J85-GE-15 с тягой 1327 кг. (1950 кг. па форсаже). Его главным внешним отличием стало размещение на боках фюзеляжа, между крылом и стабилизатором, створок дополнительного забора воздуха для двигателя. Применение па F-5N новой носовой стойки, позволявшей изменять угол наклона самолета при старте с О до 3 градусов, снизило длину разбега. Существенным отличием от F-5A стала замена в носовой части пушечного вооружения на радар. F-5N нес пять пилонов для подвески вооружения.

Возросший спрос на F-5A/B потребовал создания модификаций, более полно удовлетворяющих требования заказчика. Так по заказу Норвегии были созданы F-5A(G) и F-5B(G), приспособленные к эксплуатации в тяжелых северных условиях. По сравнению с базовой моделью они имели усовершенствованную кабину, измененный состав оборудования, тормозной гак для сокращения пробега при использовании наземного аэрофинишера. Было выпущено 75 F-5A(G) и 22 F-5B(G).

Самолеты, предназначенные для поставок в Испанию, в США имели обозначение SF-5. Непосредственно в Испании они получали новые обозначения. Так 18 SF-5A получили обозначение С-9, 36 SF-5B - СЕ-9 а 18 SRF-5A - CR-9. Самолеты первоначально собирались из готовых узлов, поставленных из США, а впоследствии по лицензии изготовлялись испанской фирмой CASA. На них устанавливались американские двигатели J85-GE-13.

В Канаде F-5 использовались в роли тактического истребителя. RCAF (Royal Canadian Air Force) считали, что самолет наиболее полно отвечает военной доктрине, климатическим условиям и производственным мощностям страны. Самолетам были присвоены новые обозначения. При этом F-5А стал обозначаться как CF-5A, а F-5B - CF-5D. На самолеты устанавливались двигатели J85-Can-15 тягой 1950 кг, канадского производства. Часть самолетов F-5A, выпущенных по лицензии фирмой Canactair получили обозначение CL-219. CF-5A существенно отличались от своих американских собратьев. С правой стороны фюзеляжей устанавливалась система дозаправки в воздухе, было усилено лобовое стекло, по бокам фюзеляжа устанавливались створки дополнительного забора воздуха, монтировалась носовая стойка такая же как на F-5N, тормозной гак и модифицированная электроника. CF-5D имел те же изменения, по дополнительно оснащался лазерным целеуказателем. Благодаря более мощному двигателю, канадские модели CF-5A имели взлетный вес на 13%, a CF-5D на 17% больше чем самолеты американского производства. 28 февраля 1968 г. RCAF были переименованы в CAP (Canadien Air Force), в связи с чем CL-219 получил новое обозначение - CF-116. Всего в ВВС Канады было поставлено 89 одноместных и 46 двухместных самолетов местного производства, часть из которых впоследствии была продана Венесуэле.

--------------------------------------------------------------------------------

Модификации :

F-5A исходный одноместный истребитель-бомбардировщик. Построено 799 самолетов (1963-1972 гг), в том числе по лицензии 164 самолета фирмой Канаде в вариантах CF-5A для ВВС Канады и NF-5A для ВВС Голландии и 36 самолетов фирмой CASA в варианте SF-5A для ВВС Испании.

F-5B двухместный учебно-тренировочный вариант F-5A. Построено 293 самолета.

RF-5A разведывательный вариант самолета F-5A. Построено 107 самолетов.

ЛТХ:

Модификация F-5A

Размах крыла, м 7.70

с баками на концах крыльев 7.87

Длина, м 14.38

Высота, м 4.06

Площадь крыла, м2 15.79

Масса, кг

пустого 3667

нормальная взлетная 6080

максимальная взлетная 9379

Топливо, л

во внутренних баках 2207

дополнительные баки 387.5

ПТБ 3х 567.8

Тип двигателя 2 х ТРД Дженерал Электрик J85-GE-13

Тяга, кН 2 х 12.10

Максимальная скорость, км/ч 1487

Крейсерская скорость, км/ч 1030

Практическая дальность с ПТБ, км 2594

Радиус действия, км

максимальный 898

с максимальной боевой нагрузкой 314

Максимальная скороподъемность, м/мин 8748

Практический потолок, м 15390

Экипаж, чел 1

Вооружение: две 20-мм пушки Ford M39E с 280 патронами на пушку.

1996 кг боевой нагрузки на 7 пилонах подвески

4 УР класса воздух-воздух AIM-9 Сайдуиндер или 2 УР воздух-земля AGM-12 Bullpup.

или 1x 907 кг бомба и 2 УР AIM-9 Сайдуиндер

или 2x 454 кг бомбы и 2x 227 кг бомбы,

или 4 ПУ НУР 19x 70-мм

главная послевоенная авиация истребители

F-5E Tiger II

Разработчик: Northrop

Страна: США

Первый полет: 1972

Тип: Многоцелевой истребитель

ЛТХ Доп. информация

F-5E Tiger II - усовершенствованный одноместный вариант истребителя F-5A. Создание фирмой General Electric в 1968 г. нового двигателя J85-GE-21 (с тягой 2260 кгс) дало толчок дальнейшему развитию семейства F-5. Этот двигатель испытывался в 1969 г. на специально оборудованном F-5B. Комплекс испытаний показал существенное улучшение характеристик самолета, что подтолкнуло конструкторов Northrop к созданию новой модификации, с использованием удачных технических решений, апробированных на более ранних модификациях. В новом самолете использовалось крыло с предкрылками с NF-5A, тормозной гак с F-5A(G), носовая стойка с F-5N. Был увеличен размах крыла, изменена форма воздухозаборников и применен наплыв большей площади. В связи с установкой нового двигателя увеличилась длина фюзеляжа и объем топливных баков. Грузоподъемность нового самолета достигла 3200 кг. Несмотря на рост взлетной массы, максимальная скорость и скороподъемность возросли, а длина разбега сократилась па 20%.

Первый серийный самолет, получивший обозначение F-5E, взлетел 11 августа 1972 г. Так как к этому времени первоначальное название Freedom Fighter было забыто, самолету присвоили повое - Tiger II. F-5E получил обновленное радиолокационное и навигационное оборудование, включавшее РЛС Эмерсон Электрик AN/APQ-153( затем усовершенствованный вариант AN/APQ-159), навигационную систему AN/ARN-118 TACAN, радиостанцию AN/ARC-34, автоматический компас AN/ARA-50, радиомаяк SST-181X, ответчик "свой-чужой" AN/APX-72 (AN/APX-101). В кабине устанавливалось катапультное кресло SIII S-3 фирмы Martin Baker, позволявшее катапультироваться при пулевой высоте и скорости. На базе F-5E фирмой была разработана двухместная модификация самолета, получившая обозначение F-5F. В отличии от Т-38 и F-5B, благодаря удлиненной носовой части, F-5F вооружался одной пушкой М-39А-2 с боезапасом 140 снарядов. Первый полет этой модификации состоялся 25 сентября 1974 г. Всего было выпущено около 100 таких самолетов.

--------------------------------------------------------------------------------

ЛТХ:

Модификация F-5E

Размах крыла, м

стандартный 8.13

с баками на концах крыльев 8.54

Длина, м 14.68

Высота, м 4.06

Площадь крыла, м2 17.28

Масса, кг

пустого 4392

нормальная взлетная 7030

максимальная взлетная 10922

Топливо, л

во внутренних баках 2562.7

ПТБ 3 х 1041

Тип двигателя 2 х ТРД General Electric J85-GE-21В

Тяга, кН 2 х 22.24

Максимальная скорость, км/ч 1760 (М=1.64)

Крейсерская скорость, км/ч 1041

Практическая дальность с ПТБ, км 3720

Радиус действия, км

с максимальной боевой нагрузкой 222

максимальный 1083

Максимальная скороподъемность, м/мин 9900

Практический потолок, м 16460

Экипаж, чел 1

Вооружение: две 20-мм пушки Ford M39A2 (2х280)

Боевая нагрузка - 3175 кг на 7 пилонах подвески.

На концах крыла размещены две УР AIM-9 Sidewinder

На пяти узлах подвески самолет может нести бомбовую нагрузку до 2810 кг или 4 УР AGM-65 Maverick, напалмовые баки, кластерные бомбы и ПУ 127и 70-мм НУР.

Контейнеры с 12.7-мм пулеметами или 20-мм пушками

Link to comment
Share on other sites

  • Модератор Военно дело

главная современная авиация истребители

F-14 Bombcat

Разработчик: Grumman

Страна: США

Первый полет: 1980

Тип: Палубный многоцелевой ударный истребитель

ЛТХ Доп. информация

Многие люди из Пентагона и конгресса США очень быстро понялиущербность "Томкэта" в качестве многоцелевого истребителя, при этом вовсе не умаляя его способность осуществлять ПВО авианосного соединения на дальних рубежах. Наряду с чисто техническими проблемами особую тревогу вызывала слишком высокая цена перехватчика. Один "Томкэт" стоил столько же, сколько четыре отнюдь не самых дешевых "Фантома", причем "Фантом", в отличие от F-14, был "мастером на все руки", способным и крылатые ракетысбивать (теоретически), и воздушный бой вести (правда, не всегда удачно), и удары по наземным целям наносить. Конечно, никто не ставил вопрос о продлении срока службы F-4 в качестве альтернативы принятию на вооружение "Томкэта". Конкурент у F-14 был куда более серьезный: в июле 1971 г. Пентагон инициировал изучение возможности базирования на авианосцах истребителей F-15. Тогда фирме Грумман при поддержке вице-адмирала Коннели удалось сравнительно легко отстоять "Томкэт". Новая дискуссия развернулась в марте 1973 г.; вновь на палубы авианосцев продвигали F-15N (N - NAVY, ВМС США). Фирме Грумман пришлось туго. Спешно в противовес F-15 были представлены проекты модернизации "Томкэта" в F-14B/C/D. "Иглы" так и не появились на авианосцах, но "Томкэтам", тем не менее, пришлось потесниться: дискуссия оказала влияние на развитие авиации ВМС, стимулировав работы по многоцелевому истребителю F-18 "Хорнит". Таким образом, ВМС, как и ВВС США пришли к выводу о необходимости иметь на вооружении смешанный парк истребителей: дорогих и сложные-F-14, F-15) наряду с более простыми и дешевыми (F-18, F-16).

Возможности "Томкэта" по ведению воздушного боя были, конечно, недостаточными, зато самолет обладал и неиспользованными резервами тактического применения, прежде всего в качестве разведчика и ударного самолета. В 1980-81 гг. 49 самолетов F-14 оборудовали подвесными контейнерами тактической разведывательной системы TARS (Tactical Airborne Reconnaissance Pod System), располагаемой на левом заднем под-фюзеляжном узле подвески УР «Феникс» (в этом случае подвеска ракет не правое задаем узле не производится). В контейнере (масса около 800 кг, длина 5,27м и максимальная ширина 0,67 м) размещаются один кадровый АФА KS-87B для плановой и перспективной съемок, один АФА КА-99 для панорамной съемки с малых высот, ИК станция AN/AAD-5 с линейным сканированием и система записи полетных данных AN/ASQ-172. В каждой ааиаэскадрилье системой TARPS оборудованы, как правило, три самолета. Для ее подвески и снятия требуется не более 30 мин.

Исследования по изучению возможности применения F-14 в качестве ударного самолета начались в 1988 г., когда на полигоне ВМС Чайна Лэйк испытывались различные варианты бомбовой нагрузки самолета. После "Бури в Пустыне" в состав БРЭО самолета интегрировали подвесные контейнеры LANTIRN, обеспечивающие навигацию и применение оружия по наземным целям в полете ночью на малых высотах, а в состав подвесного вооружения включили бомбы с лазерным наведением. Доработанные таким образом F-14 получили название Bomcat. Первым подразделением, чьи "Томкэты" превратились в "Бомбкэты", стала в 1994 г. эскадрилья VF-103.

Главное внешнее отличие "Бомбкэта" в оборудовании - установка в кабине 20-ти дюймового дисплея тактической обстановки и боковых ручек управления, разработанных еще по программе малозаметного палубного штурмовика А-12.

--------------------------------------------------------------------------------

ЛТХ:

Модификация F-14 Bombcat

Размах крыла, м

максимальный 19.55

минимальный 11.65

Длина самолета, м 19.10

Высота самолета, м 4.88

Площадь крыла, м2 52.49

Масса, кг

пустого самолета 18950

максимальная взлетная 33725

Масса топлива, кг

внутренее 7350

ПТБ 1725

Тип двигателя 2 ТРДДФ General Electric F110-GE-400

Максимальная тяга, кН

форсированная 2 х 120.10

нефорсированная 2 х 71.20

Максимальная скорость, км/ч 1990 (М=1.88)

Крейсерская скорость, км,ч 765

Практический потолок, м 16150

Практическая дальность, км 2965

Боевая дальность, км 1994

Макс. эксплуатационная перегрузка 7,0

Экипаж, чел 2

Вооружение: встроенная 20-мм пушка М61А-1 675 снарядов) слева по борту в носовой части фюзеляжа.

Боевая нагрузка - 6580 кг на 8 узлах подвески

Под фюзеляжем могут размещаться четыре УР средней дальности AIM-7 Sparrow в полупотопленном положении или УР большой дальности (до 185 км) AIM-54 Phoenix на специальных платформах. 4 УР ближней дальности AIM-9 Sidewinder

Бомбовое вооружение:

Mk.82 (BLU-111A/B), Mk.83 (BLU-110A/B), Mk.84,

GBU-10, GBU-12, GBU-16, GBU-24, CBU-20, CBU-78, CBU-99, CBU-100, практические бомбы Mk.76, Mk.106, BDU-33, BDU-45, BDU-48 BDU-57 LGTR, кассетные бомбы и боеприпасы BRU-32, BRU-42, CCU-44, CCU-45, Mk.19, Mk.107, Mk.125, мины Mk.36, Mk.62, ПУ НУР: LAU-92, LAU-93/132

Link to comment
Share on other sites

  • Модератор Военно дело

В середине 60-х годов военные доктрины США и Советского Союза кардинально изменились. Если ранее сверхдержавы планировали использовать ядерное оружие даже в тактических целях, то теперь перед войсками ставились задачи успешного ведения боевых действий и с помощью обычных вооружений. Особая роль при этом отводилась авиации, способной эффективно поддерживать сухопутные войска в условиях сильного противодействия ПВО противника.

Находившиеся на вооружении советской фронтовой авиации Су-7Б, МиГ-19, МиГ-21 и Як-28 не удовлетворяли требованиям, предъявляемым к самолетам поля боя. Из-за больших рабочих скоростей полета и плохой маневренности они не могли эффективно атаковать малоразмерные наземные цели. Нe имея бронирования кабины экипажа и ответственных агрегатов, были сильно уязвимы от огня стрелкового оружия и малокалиберной артиллерии. На проведенных в сентябре 1967 г. учениях «Днепр» наиболее эффективными самолетами-штурмовиками оказались... МиГ-17, благодаря отличной маневренности которых пилоты уверенно распознавали и прицельно поражали наземные объекты, а при повторном заходе на цель не теряли с ней визуального контакта.

В научных кругах советских ВВС развернулся поиск концепции нового самолета непосредственной поддержки сухопутных войск. Хотя не все заинтересованные организации однозначно восприняли идею возрождения штурмовой авиации, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии И.Г.Павловский, горячий сторонник этой идеи, сумел убедить министра обороны СССР Маршала А.А.Гречко в необходимости разработки штурмовика нового поколения. По требованию военных в марте 1969 г. Минавиапром организовал конкурс. В нем приняли участие четыре КБ. А.И.Микоян и А.С.Яковлев предложили модификации самолетов МиГ-21 и Як-28, С.В.Ильюшин и П.О.Сухой - новые проекты: Ил-102 и Т-8.

Современным представлениям о самолете-штурмовике реально соответствовали только Ил-102 и Т-8. Проект Ил-102 представлял собой развитие реактивного штурмовика Ил-40. Принципиальной особенностью, заложенной С.В.Ильюшиным в новый проект, являлось максимальное упрощение самолета, в частности, для выполнения всех боевых задач Ил-102 оснащался только коллиматорным прицелом.

П.О.Сухой представил абсолютно новый проект Т-8, который уже в течение года разрабатывался ОКБ в инициативном порядке. Благодаря наличию более совершенного прицельного комплекса, меньшим по сравнению с Ил-102 габаритам и массе этот проект получил предпочтение и осенью 1969 г. одержал победу в конкурсе.

Однако история Ил-102 на этом не закончилась, С началом войны в Афганистане интерес к самолетам поля боя усилился.В мае 1980 г. вышло постановление о постройке двух экземпляров Ил-102. По сравнению с первоначальным проектом самолет совершенствуется, в частности, устанавливаются новые двигатели и прицельно-навигационный комплекс, что сделало этот штурмовик весьма грозной боевой машиной. 25 сентября 1982 г. первый Ил-102 поднялся в воздух. Однако к этому времени успешно прошел испытания и был рекомендован к принятию на вооружение штурмовик Су-25. Программу Ил-102 закрыли.

В начале марта 1968 г. старший преподаватель Военно-воздушной академии» И.Савченко обратился к знакомым специалистам ОКБ П.О.Сухого с предложением совместно разработать проект нового самолета поддержки сухопутных войск. Вскоре сформировалась инициативная группа, в которую вошли работники ОКБ О.С.Самойлович, Д.Н.Горбачев, В.М.Лебедев, Ю.В.Ивашечкин и А.Монахов. Разработку самолета, получившего обозначение СПБ (самолет поля боя), было решено начать «нелегально», в домашних условиях, и представить работу генеральному конструктору лишь после того, как в общих чертах будет определен облик самолета.

Так как заказчик еще не сформулировал тактико-технические требования к самолету данного типа, работы начались с обоснования концепции штурмовика и его места в системе ВВС, определения потребных летно-технических характеристик и характеристик боевого комплекса. При этом разработчики сознательно отказались от модной тогда концепции универсального самолета, предусматривавшей его использование как для ударных операций, так и для воздушного боя.

В первоначальном варианте СПБ планировалось оснастить двумя двухконтурными двигателями АИ-25Т со взлетной тягой 1750 кгс каждый. Помимо артиллерийского вооружения, предполагалось применение только неуправляемых средств поражения: авиабомб калибра до 500 кг и реактивных снарядов. Прицельная система штурмовика была задумана максимально упрощенной: коллиматорный прицел плюс лазерный дальномер. Нормальная масса боевой нагрузки-1000кг, перегрузочная - до 2500 кг. Взлетная масса - около 6500 кг. Площадь крыла - 17м2.

29 мая 1968 г. Самойлович и Ивашечкин впервые ознакомили с проектом СПБ генерального конструктора. П.О.Сухой проект одобрил, внес в него некоторые изменения и распорядился приступить к разработке штурмовика под индексом Т-8. Тактико-технические требования к самолету ОКБ сформировало совместно с ВВИА им. Н.Е.Жуковского. Они предусматривали создание штурмовика, способного эффективно поддерживать сухопутные войска в условиях сильного противодействия фронтовой ПВО противника. _В_основу проекта легли принципы, последовательная реализация которых позволила создать машину с уникальными боевыми возможностями.

Принцип системного проектирования с учетом требований боевой живучести. На всех этапах разработки Т-8 проводились опытно-конструкторские и экспериментальные работы, благодаря которым создан эффективный комплекс живучести, гарантирующий необходимую работоспособность штурмовика в условиях огневого воздействия ствольных систем и ПЗРК противника.

Аэродинамические характеристики самолета, изначально заложенные в проект, были довольно высокими. Для их достижения проведен большой объем расчетных и трубных исследований: формы крыла в плане, его профилировки и крутки, типа и параметров механизации, компоновки самолета в целом и др. Впоследствии высокое аэродинамическое качество, хорошие маневренные и взлетно-посадочные характеристики штурмовика позволили выполнять сложные боевые задачи (например, в ограниченном пространстве над целью), обеспечили повышенную безопасность полета (в т.ч. со значительными боевыми повреждениями) и эксплуатацию с небольших площадок. Система вооружения штурмовика -простой прицельный комплекс плюс широкая номенклатура неуправляемых (впоследствии и управляемых) средств поражения. На первом этапе проектирования Т-8 планировалось использовать прицел АСП-ПФ, бомбардировочный прицел РБК-3, лазерный дальномер «Фон». Перед запуском в серийное производство на Су-25 установили прицельный комплекс самолета Су-17МЗ, обеспечивающий высокую точность поражения любой наземной цели неуправляемым оружием, возможность применения современных видов управляемого оружия, последовательное воздействие на одну цель различными видами боеприпасов.

С самого начала проект Т-8 предусматривал разработку простого в производстве и неприхотливого в обслуживании штурмовика, способного работать по оперативным вызовам сухопутных войск В итоге Су-25 рассчитан на эксплуатацию минимально подготовленным летным и наземным составом. Время подготовки самолета к вылету незначительно. Специальный аэромобильный комплекс наземного обслуживания АМК-8 обеспечивает автономное базирование штурмовика на ограниченно оборудованных грунтовых аэродромах.

Первые проработки проекта Т-8 показали, что взлетная масса штурмовика будет не менее 8200 кг, поэтому его тяговооруженность с двумя двигателями АИ -25Т получалась недостаточной. В ОКБ приняли решение установить на самолет более мощные двигатели РД-9Б (разработан в 1953 г., ОКБ А.А.Микулина, конструктор С.К.Туманский, для сверхзвукового истребителя МиГ-19. Тяга на форсажном режиме -до 3300 кгс), предварительно демонтировав форсажные камеры.

Доработка двигателя была успешно проведена на уфимском моторостроительном заводе № 26 (главный конструктор С.Гаврилов), где в то время завершался его серийный выпуск. Бесфорсажный РД-9Б, получивший наименование «изделие 39», развивал тягу 2500 кгс на максимальном режиме и до 2750 кгс - на взлетном. Проектная взлетная масса Т-8 с этими двигателями возросла до 10000 кг, что потребовало увеличения площади крыла и усиления конструкции планера.

Итогом трехмесячной работы ОКБ П.О.Сухого явилось техническое предложение по штурмовику Т-8, которое было разослано в МАП, отраслевые и военные НИИ, командованию ВВС и авиации ВМФ. Первый ответ, полученный 23 сентября 1968 г. из НИИ эффективности авиационных систем, оказался негативным. Однако фирма продолжала работы по штурмовику в инициативном порядке.

Победив в конкурсе 1969 г., КБ совместно с заказчиком провело работы по уточнению параметров Т-8 и формированию ТТЗ. Особенно трудно проходило согласование величины максимальной скорости. Военные признавали, что с точки зрен.ия обнаружения и поражения малоразмерных наземных целей оптимальной является дозвуковая рабочая скорость. Но при этом желали иметь штурмовик с максимальной скоростью полета у земли не менее 1200 км/ч, аргументируя это необходимостью прорыва ПВО противника. Со своей стороны, разработчики доказывали, что самолет, действующий в 30-50 км за линией фронта, не преодолевает зону ПВО, а постоянно находится в этой зоне. И поэтому рекомендовали ограничить максимальную скорость у земли величиной 850 км/ч (0,7 М), исключив тем самым неблагоприятные явления волнового кризиса. В итоге максимальная скорость у земли, записанная в ТТЗ, составила 1000 км/ч (0,82 М).

В целом задание на штурмовик было согласовано с заказчиком очень быстро. Большая заслуга в этом начальника отдела боевой живучести ОКБ З.Иоффе, который, используя свои старые служебные связи, смог за три дня согласовать с военными «фирменное» ТТЗ.

6 января 1972 г. П.О.Сухой утвердил общий вид штурмовика Т-8 и подписал приказ о начале его рабочего проектирования. Руководителем проекта был назначен М.П.Симонов. С августа обязанности главного конструктора Т-8 стал исполнять О.С.Самойлович. Ведущим конструктором по самолету 25 декабря 1972 г. назначили Ю.В.Ивашечкина, который впоследствии (с 6.10.1974 г.) стал руководителем темы.

Первый прототип, получивший обозначение Т-8-1, собирался на опытном производстве ОКБ П.О.Сухого. Параллельно, под обозначением Т-8-0, строился экземпляр для прочностных испытаний (окончен 12 сентября 1974 г.). Весь 1973 г. работы по штурмовику фирма вела неофициально, испытывая большие трудности с финансированием, так как на его создание постановления правительства не было.

По принятой в СССР традиции окончание сборки планера Т-8-1 приурочили к 9 мая 1974 г. Незадолго перед праздником министр авиационной промышленности П.В.Дементьев, посещая в очередной раз фирму П.О.Сухого, с удивлением обнаружил почти готовый штурмовик. Вскоре самолет «легализовали»: 6 мая 1974 г. вышел приказ МАП о постройке двух экземпляров «опытно-экспериментального самолета» Т-8.

Улучшению отношения к Т-8 неожиданно способствовали «братья по соцлагерю». Вначале Румыния предложила разработать и далее производить самолет-штурмовик для государств Варшавского договора. Затем желание участвовать в этом проекте выразила Польша. В сложившейся ситуации представители советского Генштаба сделали официальное заявление о создании в СССР такого самолета.

К 7 ноября Т-8-1 был построен. Параметры крыла (удлинение - 5, сужение -2,77, стреловидность по передней кромке - 20,5°), его профиль (модифицированный СР-16) и механизация (предкрылки по всему размаху плюс выдвижные двухщелевые закрылки) обеспечивали самолету высокие аэродинамическое качество и максимальную скорость полета, хорошие маневренные, взлетно-посадочные и штопорные характеристики.

Система боевой живучести предусматривала защиту пилота и основных агрегатов самолета от снарядов калибра до 20 мм.

Т-8-1 был оснащен адаптированным прицельно-навигационным комплексом истребителя-бомбардировщика Су-17М2, позволяющим применять широкую номенклатуру управляемых и неуправляемых средств поражения. Артиллерийское вооружение - контейнер СППУ-22-01 с подвижными пушками калибра 23 мм, установленный под фюзеляжем по правому борту (передняя стойка шасси была сдвинута влево). Максимальная масса боевой нагрузки на десяти точках внешней подвески - 5000 кг (в ходе испытаний была снижена до 4000 кг).

Взлетная масса Т-8-1 составила 12200 кг, значительно превысив заложенную в проекте величину 10000 кг. Поэтому его максимальную эксплуатационную перегрузку ограничили значением 6,5 (по ТТЗ - 8 единиц).

В декабре опытный штурмовик перевезли на аэродром ЛИИ. 3 января 1975 г., выполняя первые пробежки с отрывом передней опоры шасси, шеф-пилот ОКБ В.С.Ильюшин почувствовал в кабине дым. Решили, что это происходит из-за неполадок системы вентиляции. Хотя точная причина установлена не была, первый вылет Т-8-1 назначили, наперекор приметам, на 13 часов в понедельник 13 января.

Утром в назначенный день при опробовании двигателей в кабине самолета вновь появился дым. На аэродром срочно приехал зам. генерального конструктора Е.А.Иванов с ведущими специалистами по силовой установке и системам жизнеобеспечения. Для обнаружения источника дыма произвели повторный запуск двигателей. И тогда произошла авария: разрушилось крепление одного из двигателей, оторвалась и, пробив мотогондолу, вылетела наружу лопатка турбины.

Специалисты уфимского моторостроительного завода быстро установили причину аварии. Оказалось, что при доработке двигателя РД-9Б в результате сдвижки на 50 мм вперед опоры крепления сопла изменилась частота резонансных колебаний. Это и явилось причиной чрезмерных вибраций двигателя при работе, что привело к разрушениям. Повышенные вибрации также вызывали утечки масла, которое, попадая в двигатель, сгорало. Дым проникал в систему вентиляции и далее в кабину.

После ремонта и опробования двигателей 22 февраля 1975 г. В.С.Ильюшин в присутствии зам. главкома ВВС маршала авиации А.Н.Ефимова поднял Т-8-1 в воздух.

Первые изображения штурмовика, полученные на основании фотографий, сделанных с американских спутников, появились на Западе два года спустя. Самолет обозначался Ram-J (от названия п. Раменское, рядом с которым расположен аэродром ЛИИ). Позже Су-25 пoлyчил в НАТО наименование Frogfot («Лягушечья лапа») и индекс «А» (для одноместного) либо «В» (для двухместногоо варианта).

После первого полета В.С.Ильюшин заявил, что Т-8-1 очень тяжел в управлении по крену. Причиной этого сочли неоптимальное соотношение плеч в проводке управления элеронами. Штурмовик оснащался механическим (безбустерным управлением рулями и элеронами. Был решено временно отрегулировать элероны так, чтобы самолет мог продолжит испытания, и параллельно вести разработку новой системы управления. Забега; вперед, следует отметить, что проблем; поперечного управления оказалась до статочно серьезной и окончательно была решена значительно позднее, в 1983 г. установкой бустеров в канал управления элеронами.

Вторым существенным недостатков Т-8-1 оказалась его малая тяговооруженность. Испытания убедили разработчиков в том, что двадцатипроцентное превышение проектного значения взлетной массы требует установки более мощных двигателей. Подходящий для этого бесфорсажный вариант двигателя Р-13Ф-ЗОС («изделие 95») был создан уфимскими моторостроителями. Он развивал максимальную тягу 4100 кгс и получил название Р-95Ш.

В июне 1975 г. Т-8-1 перевезли на полигон НИИ ВВС (г. Ахтубинск Астраханской обл.) для проведения испытаний с применением вооружения. Ввиду неполного состава прицельного комплекса на этих испытаниях управляемое оружие не использовалось. Особый эффект произвела стрельба НУРСами из восьми блоков УБ-32: когда Ильюшин выпустил одним залпом 256 ракет, самолет буквально пропал в облаке дыма (летевший рядом на МиГ-21У испытатель О.Г.Цой был уверен, что штурмовик взорвался).

Помимо замечаний по поперечному управлению и тяговооруженности, на первом этапе испытаний были выявлены и менее серьезные дефекты (например, помпаж двигателей при стрельбе из пушек и запуске тяжелых НУРС С-25, плохая вентиляция кабины пилота), вскоре устраненные путем проведения соответствующих доработок.

В декабре 1975 г. построили и приступили к испытаниям Т-8-2. Этот штурмовик был оснащен сварной кабиной из титановой брони, существенно повышающей безопасность пилота в боевых условиях. В марте 1976 г. на него установили двигатели Р-95Ш. Заложенные при проектировании резервы площади поперечного сечения воздушных каналов позволили закомпоновать более мощную силовую установку с минимальными доработками планера. Изменения коснулись главным образом горизонтального оперения. Имевшее угол поперечного «V» -5°, оно попадало в реактивную струю. Поэтому при запуске двигателей возникали вибрации хвостовой части самолета. Появился дополнительный момент на кабрирование ввиду того, что вектор тяги нового двигателя проходил ниже центра масс самолета. Проблемы разрешили просто: реактивные сопла отклонили вниз на 3°, а ГО установили под углом поперечного «V» + 5°. Вариант получил обозначение Т-8-2Д.

Затем на штурмовике модифицировали крыло. Его новые параметры (удлинение 6, сужение 3,37, стреловидность по передней кромке 19,9°) позволили обеспечить близкое к эллиптическому распределение подъемной силы и благоприятное развитие срыва потока на больших углах атаки. Кроме того, установка этого крыла в сочетании с доработанной системой управления существенно снизила нагрузки на ручку от элеронов. К сожалению, новое крыло обладало и большим недостатком: на скорости полета 0,71 М в элеронной зоне начинались срывные явления, сопровождавшиеся тряской. Эффективность элеронов снижалась, самолет валился на крыло. Организовав взамен аэродинамических перегородок уступы на передней кромке крыла, критическую скорость подняли до 0,75 М (у земли 900 км/ч). Предельно допустимую в эксплуатации скорость ограничили значением 850 км/ч.

На законцовках крыла установили контейнеры, продольное сечение которых представляет собой аэродинамический профиль, а поперечное - уплощенный овал. Они повысили (примерно на единицу) максимальное аэродинамическое качество самолета и стали наиболее подходящим местом для установки устройств воздушного торможения. Организованные в хвостовой части контейнера тормозные щитки типа «крокодил» позволяли при необходимости более чем вдвое увеличивать сопротивление самолета без перебалансировки и уменьшения несущих свойств.

Установка тормозных щитков позволила реализовать на Т-8 идею непосредственного управления боковой силой: в полете одновременно отклоняли руль направления (возникали боковая сила и курсовой момент) и щиток на консоли, противоположной отклонению руля (возникал момент, уравновешивающий курсовой момент от ВО). Как отмечал проводивший испытания Ильюшин, возникавшая при этом небольшая боковая перегрузка вызывала у него значительный дискомфорт. Медицинскими исследованиями было установлено, что боковая перегрузка свыше 0,65 вредна для человека, в связи с чем дальнейшие работы по управлению боковой силой были прекращены. Однако эти испытания показали, что эффективность вертикального оперения достаточна для компенсации курсового момента, возникающего при несимметричном выпуске воздушных тормозов.

Для доводки первых прототипов Т-8 и выпуска последующих машин необходимо было найти новую производственную базу. Новосибирский авиационный завод, куда еще в 1969 г. передали первые проработки штурмовика, в то время был загружен крупносерийным выпуском Су-24. Переговоры ОКБ со смоленским заводом закончились безрезультатно. В начале 1976 г. польское правительство предложило развернуть выпуск штурмовика под обозначением Су-25Л в Мелеце, а двигателя Р-13 (в том числе и для МиГ-21 польских ВВС) - в Жешуве, Однако 7 июня 1976 г. приказом МАП штурмовик передали на авиазавод в Тбилиси.

26 июня вышло постановление Совмина СССР и ЦК КПСС об ускорении работ по самолету Су-25 и постройке прототипов Т-8-3 и Т-8-4. Приказом МАП от 20.07.1976 г. тбилисский авиазавод обязали передать самолет на госиспытания во втором квартале 1978 г. Оговоренный в приказе срок завершения испытаний - конец 1980 г.

В 1976-1977 гг. работы по Су-25 на тбилисском авиазаводе шли неспешно. На первый прототип также установили новое крыло и двигатели Р-95Ш, присвоив ему обозначение Т-8-1 Д. Для снижения нагрузки на ручку управления элероны снабдили пружинными сервокомпенсаторами, конструкцию которых заимствовали у американского легкого штурмовика А-37, доставленного в 1977 г. из Вьетнама. При этом сервокомпенсаторы, геометрически подобные узким элеронам Су-25, имели очень малую хорду, что требовало исключительно высокой точности их исполнения (отклонения свыше 0,1 мм изменяли характеристики осевой компенсации). Требуемое качество сборки сервокомпенсаторов на тбилисском авиазаводе получить не удавалось. Поэтому каждый из выпускавшихся здесь штурмовиков обладал особым характером поперечного управления, что впоследствии вызывало нарекания строевых пилотов.

9 марта 1977 г. были утверждены тактико-технические требования к штурмовику. ОКБ представило заказчику эскизный проект самолета с двигателями Р-95Ш, модифицированным крылом и более совершенным прицельно-навигационным комплексом. С 11 по 24 мая прошла макетная комиссия с участием представителей заказчика и отраслевых институтов.

Т-8-10 официально был передан на государственные испытания 26 июня 1978г., а 21 июля он совершил первый полет после двухлетнего перерыва. Полеты по программе госиспытаний фактически начались в сентябре, их проводили В.Ильюшин и Ю.Егоров. К началу госиспытаний был модернизирован боевой комплекс штурмовика. На самолет установили доработанную прицельно-навигационную систему Су-17МЗ (навигационный комплекс КН-23, прицел АСП-17БЦ-8, лазерный дальномер «Клен-ПС», радиовысотомер РВ-5М, допплеровский измеритель ДИСС-7), обеспечив таким образом возможность применения самого современного управляемого оружия, в т.ч. ракет с лазерной системой наведения. Пушечный контейнер СППУ-22-01 заменили двуствольной 30-мм пушкой АО-17А (в серии ГШ-2-30).

Предсерийный прототип Т-8-3 (первая машина тбилисской сборки) взлетел 18 июня 1979 г. На этом экземпляре впервые были реализованы все концептуальные решения, ранее заложенные в проект штурмовика. На самолете осуществили комплекс мероприятий по уменьшению массы конструкции, однако прочностные испытания не проводились, и поэтому максимально допустимую в эксплуатации перегрузку ограничили значением 5. Качество изготовления Т-8-3 оказалось настолько низким, что позднее самолет был передан «на расстрел», т.е. на нем проводились испытания боевой живучести штурмовика при воздействии различных видов боеприпасов.

В конце 1979 г. построили прототип Т-8-4. Зимой 1979-1980 гг. на самолетах Т-8-1Д, Т-8-3 и Т-8-4 был завершен этап «А» госиспытаний. С 15 февраля 1980 г. обязанности главного конструктора штурмовика стал исполнять Ивашечкин.

Весной 1980 г. в Тбилиси выпустили Т-8-5. На самолете отмечались сильные вибрации в полете, явившиеся следствием низкого качества его изготовления. Несмотря на это, Т-8-5 планировали использовать для исследования штопорных характеристик штурмовика. Однако 23 июня 1980 г. эта машина, пилотируемая Егоровым, потерпела катастрофу. Анализ причин показал, что Т-8-5 разрушился в воздухе при достижении перегрузки 7,5. В дальнейшем, до прототипа Т-8-10, это значение перегрузки было утверждено как максимальное расчетное (допустимая эксплуатационная перегрузка - 5).

В апреле - июне 1980 г. Т-8-1Д и Т-8-3 успешно дебютировали в боевых условиях Афганистана. После чего, желая скорее ввести штурмовик в эксплуатацию, руководство ВВС согласилось зачесть этап «Б- без летных исследований штопорных характеристик.*** Заключительные полеты по программе госиспытаний проводились на Т-8-4 с аэродрома Мары в Средней Азии. 30 декабря 1980 г. программа была официально завершена.

В марте 1981 г. подписан акт об окончании государственных испытаний и рекомендовано ввести самолет в эксплуатацию. Принятию штурмовика на вооружение препятствовало невыполнение им которых пунктов ТТЗ. Официал Су-25 был принят на вооружение лишь 1987 г.

Су-25 стали поступать в строевые части в апреле 1981 г. С июня серийные штурмовики начали активно участвовать боевых действиях в Афганистане. Параллельно продолжались испытания про типов с целью определения потенцианых возможностей самолета и путей дальнейшего совершенствования. Так, Т-8-6 испытывалась доработанная пушечная установка. Из-за сильных вибраиции при стрельбе в одном из полетов не в шла передняя опора шасси. Летчик-испытатель Цой посадил самолет на фюзелях рядом с ВПП. После небольшого ремонта машина продолжила испытания. Аналогичный случай произошел в 1982 г. Тбилиси, когда летчик А.Иванов после взлета был вынужден сажать прототип Т-8-10 без шасси на грунт. После ремонта, и этот штурмовик возобновил полеты. Позже оба происшествия оформили как испытания, на основании которых разработали методику посадки Су-25 с убранным шасси.

На прототипах исследовалась возможность стрельбы против полета. Это позволяло в одном боевом заходе поразить цель и уничтожить ее средства ПВО, обстреливающие штурмовик при выходе из атаки. Эксперименты проводились с использованием 80-мм НУРС С-8 в блоках Б-8 (на самолете Т-8-10) развернутых пушечных контейнере СППУ-22-01, пушки которых могут отклоняться вниз на угол до 23°. Основным проблемами стали обеспечение устойчивости ракеты при прохождении ее через точку нулевой скорости и создание надежного алгоритма управления пушками при стрельбе назад. После испытаний эти варианты вооружения не передавались в эксплуатацию. В 1982 г. на штурмовик впервые было использовано управляемое оружие с лазерной системой наведения - ракеты класса «воздух-земля» Х-25МЛ и Х-29Л.

В январе 1981 г., выполняя на Т-8-10 испытательный полет по отработке боевого применения, летчик А.Иванов превысил в пикировании установленные скоростные ограничения. При достижении скорости 0,86 М самолет начал валиться на крыло, его реакция на отклонение элеронов оказалась вялой. Когда до земли оставалось не более 1200 м, летчик катапультировался. Случай с более трагичными последствиями произошел в декабре 1981 г. в Афганистане. При несимметричном сходе бомб* штурмовик 200-й эскадрильи, пилотируемый капитаном А.Дьяковым, вошел в глубокий крен. Летчику не удалось элеронами исправить положение, и Су-25 врезался в скалы.

Для кардинального решения проблем, связанных с недостаточной эффективностью элеронов на больших скоростях, в 1982 г. было решено в канал поперечного управления самолетом ввести бустеры. Комплект соответствующей документации передали на авиазавод в Тбилиси, а в январе 1983 г. туда выехал Ивашечкин. Присутствие «столичного начальства» оказалось необходимым, т.к. на заводе, не желая менять производственную оснастку, предлагали решать проблему регулировкой сервокомпенсации. Крыло Су-25 оснастили бустерами БУ-45, питающимися от двух гидросистем: основной и резервной. В аварийной ситуации предусмотрели возможность перехода на ручное управление. Проведенные испытания по «расстрелу» крыла показали, что применение бустеров незначительно снижает боевую живучесть штурмовика (в среднем только один из 23 снарядов, попадающих в крыло, поражает бустер либо питающий его трубопровод).

Первым самолетом, оснащенным бустерами, стал Т-8-11. Эта мера позволила повысить максимально допустимую в эксплуатации скорость штурмовика до требуемого значения 1000 км/ч. Ранее на этом прототипе были проведены прочностные испытания, по результатам которых максимальное значение эксплуатационной перегрузки повысили до 6,5. Начиная с 1984 г., доработанные штурмовики пошли в серию.

Длительное время полеты в условиях недостаточной видимости на Су-25 не производились. Однажды В.С.Ильюшин, совершая посадку в сумерки, включил фары, расположенные на нижних поверхностях крыльевых контейнеров. Кабину залило светом, и летчика ослепило. Попытки отрегулировать направление света фар не дали результата. Тогда проблему решили предельно просто - рядом с фарами установили небольшие вертикальные экраны, защищающие пилота от ослепления.

Исходя из опыта боевого применения, к штурмовику было выдвинуто дополнительное требование - скорость пикирования под углом 30° не должна превышать 700 км/ч. Воздушные тормоза Су-25 оказались для этого недостаточно эффективными. Конструкторы нашли красивое решение: существующие тормозные щитки оборудовали дополнительными отклоняемыми поверхностями, кинематически связанными с их основными поверхностями. При этом эффективность тормозных щитков возросла на 60% без увеличения площади.

При создании штурмовика Су-25 было выполнено более 40 различных исследовательских и испытательных программ. Как наиболее оригинальные следует отметить испытания с макетом тактической ядерной бомбы и исследования радиопоглощающего покрытия на прототипе Т-8-12.

В конце января 1983г. Ю.В.Ивашечкина назначают главным конструктором нового ударного самолета. Работы по Су-25 возглавил В.П.Бабак, до 1980 г. сотрудник Минавиапрома, затем перешедший в ОКБ им.П.О.Сухого на должность заместителя главного конструктора.

В 1987 г. авиазавод в Тбилиси начал выпуск Су-25 с двигателями Р-195 - модификацией исходного Р-95Ш с уменьшенной тепловой заметностью. Внешне самолет отличался установленными в хвостовой части мотогондолы дополнительным воздухозаборником для охлаждения реактивной струи и затурбинным стекателем, частично экранирующим тепловое излучение лопаток. Первым базовым штурмовиком, оснащенным двигателем Р-195, стал Т-8-14, а госиспытания были проведены на Т-8-15.

Прототип Т-8-14 разбился в 1988 г. из-за неисправности указателя расхода топлива. Когда в воздухе кончилось топливо (прибор показывал остаток 600 л), летчику Е.Лепилину пришлось катапультироваться. В 1989 г. самолет Т-8-15 демонстрировался на Парижском аэрокосмическом салоне. Так как двигатели Р-195 были еще секретными, перед вылетом во Францию их заменили на Р-95 (мотогондолы оставили без изменений).

Правильность концепции, изначально заложенной в проект и последовательно реализуемой при создании штурмовика, была подтверждена успешным боевым применением Су-25 в составе «ограниченного контингента советских войск» в Афганистане.

В начале марта 1980 г. Самойловича и Ивашечкина вызвали в МАП, где ознакомили с пожеланием заказчика провести часть испытаний нового штурмовика «в условиях, максимально приближенных к боевым». Доводы конструкторов, что машина еще сырая и прошла только этап «А» госиспытаний, не произвели на беседовавшего с ними главкома ВВС маршала авиации П.С.Кутахова какого-либо эффекта, была сформирована рабочая группа под руководством зам. начальника НИИ ВВС В.Алферова. Его заместителем по испытаниям Су-25 назначили Ивашечкина. Группе придавались шесть самолетов: два Су-25 и четыре Як-38, привлекавшие военных возможностью работать с рассредоточенных площадок. Испытания Су-25 и Як-38 в Афганистане получили шифр «Операция «Ромб».

В Афганистан направили самолеты Т-8-1Д и Т-8-3, предварительно отрегулировав прицельное оборудование, установив систему пассивной противопожарной защиты и частично демонтировав контрольно-измерительную аппаратуру. От ОКБ в афганскую группу вошли 44 человека, в том числе два пилота. Н.Садовников и А.Иванов. Еще двух летчиков для Су-25, В. Соловьева и В.Музыку, выделил НИИ ВВС.

16 апреля 1980 г. группа прибыла на авиабазу Шинданд на западе Афганистана. Новое место базирования существенно отличалось от полигонов СССР: аэродром располагался на высоте 1140 м над уровнем моря, в течение суток наблюдались значительные колебания температуры воздуха. Негативно сказывалось и отсутствие у летчиков опыта полетов в горах. Испытания, в основном по применению вооружения, выполнялись над бывшим танковым полигоном афганской армии в 9 км от базы. Перед авиагруппой не ставилась задача непосредственного участия в боевых действиях, хотя генерал Ю.Шаталин, командир расположенной рядом 5-й механизированной дивизии имел право при необходимости привлекать эти самолеты к ударным операциям. На второй неделе пребывания в Афганистане начали поступать задания по оперативной поддержке сухопутных войск, которые в тот период вели тяжелые бои с моджахедами в провинции Фаракх, 120 км южнее Шинданда. В отличие от скоростных МиГ-21, МиГ-23иСу-17, штурмовики Су-25 действовали в горах на малой высоте, что существенно повышало эффективность их применения. Причем, если ранее полеты с бомбовой нагрузкой 4000 кг не производились, то в боевых условиях такая необходимость появилась: Т-8-1Д брал восемь бомб по 500 кг.

Т-8-3 - восемь многозамковых держателей МБД-2 с четырьмя 100 кг бомбами на каждом. (В этих условиях бомбовая нагрузка Су-17 не превышала 1500 кг.) В ходе операции «Ромб-1», длившейся ровно 50 дней, Су-25 выполнили 100 полетов, 30 из которых зачли как госиспытания. Военные высоко оценили этот штурмовик и рекомендовали его к принятию в эксплуатацию.

Сразу по окончании государственных испытаний, 4 февраля 1981 г. специально для отправки в Афганистан была сформирована 200-я отдельная штурмовая авиаэскадрилья Су-25 (командир - подполковник А.Афанасьев). 18-19 июня 1981 г. эта часть перебазировалась в Шинданд и вскоре начала боевую работу. Именно там за Су-25 закрепилось название «Грач», а рисунок птицы украсил нос самолета.

По мере совершенствования средств ПВО моджахедов на Су-25 проводились необходимые доработки. В 1984 г. на вооружение оппозиции поступили переносные ЗРК (советские «Стрела-2», американские «Ред Аи»), оснащенные ракетами с инфракрасными головками самонаведения. Для защиты от них самолеты оборудовали кассетами АСО-2, каждая из которых содержит 32 ИК-ловушки ППИ-26. На Су-25 первых серий в хвостовом обтекателе устанавливали четыре АСО-2, позже к ним добавили еще четыре кассеты на мотогондолах. При заходе на цель автоматически производился отстрел пары тепловых ловушек через каждые 2 секунды (на высоте ниже 200 м) либо через 4 или 6 секунд (на больших высотах). Поскольку среднее время атаки, как правило, не превышало 30 секунд, то восемь кассет АСО-2 обеспечивали до восьми заходов на цель в одном боевом вылете. В октябре 1986 г. у моджахедов появились зенитные ракеты «Стингер». Эта ракета обладает большой кинетической энергией удара и мощным боеприпасом (масса БЧ ракеты около 1 кг, заряда ВВ - 0,4 кг), подрыв которого происходит после внедрения в конструкцию, что значительно усиливает фугасный эффект. «Стингер» оснащена комбинированной системой наведения повышенной точности. Надежных способов защиты от этой ракеты найти не удалось, поэтому решено было усилить средства повышения боевой живучести штурмовика.

В зонах возможного попадания ракет изменили прокладку и повысили прочность топливопроводов, алюминиевые тяги управления заменили стальными. Хвостовую часть фюзеляжа оснастили системой пожаротушения. Между фюзеляжем и двигателями установили стальные экраны толщиной 5 мм и длиной 1,2м. Эти защитные мероприятия прошли испытания на наземном комплексе, имитирующем атаку ракеты. Произведено 15 подрывов боевых частей ракет «Стингер», при этом все жизненно важные системы штурмовика сохранили в достаточной мере работоспособность.

Восемь лет применения штурмовика в Афганистане подтвердили его высокую боевую эффективность. По данным ОКБ им П.О.Сухого, пилотами Су-25 было запущено 139 управляемых ракет, из которых 137 поразили цели. За всю афганскую войну штурмовики Су-25 выполнили 60000 боевых вылетов. При этом потеряно 23 самолета. В среднем на каждый потерянный штурмовик приходилось 2800 часов ( боевого налета. Сбитый Су-25 имел, в среднем, 80-90 боевых повреждений (известны случаи, когда самолет возвращался на базу со 150 пробоинами). По этому показателю он значительно превосходит другие применявшиеся в Афганистане советские самолеты (например, один потерянный Су-17 имел в среднем 15-20 повреждений) и американские самолеты периода войны во Вьетнаме. Су-25 неоднократно возвращались на одном двигателе, с пробитыми топливными баками и тягами управления, с поврежденными лонжеронами крыльев и рябым от попаданий бронестеклом. За весь период боевых действий не было случаев взрыва топливных баков и потери штурмовика из-за гибели летчика.

Длительное время для подготовки пилотов Су-25 не было специализированного самолета. В начале применялись спарки Су-17УМЗ, т.к. системы вооружения самолетов во многом похожи. Однако летные и взлетно-посадочные характеристики Су-25 и Су-17УМЗ настолько различны, что в дальнейшем подготовку летчиков-штурмовиков проводили на самолетах L-39.

В 1985 г. был разработан учебно-боевой вариант штурмовика. Планер самолета претерпел незначительные изменения: установлена вторая кабина и увеличено вертикальное оперение (за счет 400-мм вставки в основании киля). Вариант имел высокую степень унификации с базовым штурмовиком, поэтому опытных экземпляров ОКБ не строило. Машину сразу передали на серийный завод в Улан-Удэ. Здесь 6 августа 1985 г. взлетел первый предсерийный самолетТ-8УБ-1. Государственные испытания, проведенные на Т-8УБ-1 и Т-8УБ-2, завершились в 1987 г. В том же году началось серийное производство учебно-боевого самолета под обозначением Су-25УБ.

К концу 80-х годов реактивные учебно-тренировочные самолеты L-29 и L-39 устарели, их тяговооруженность и характеристики маневренности не отвечали современным требованиям. В рамках конверсии военной техники ОКБ им. П.О.Сухого в 1988 г. предложило еще один вариант штурмовика - самолет Су-25УТ (учебно-тренировочный). С самолета Т-8УБ-1 демонтировали комплекс вооружения, крыльевые пилоны, часть оборудования. Взлетная масса уменьшилась на две тонны, а тяговооруженность с двигателями Р-95Ш возросла до 0,62. Машина могла выполнять сложный пилотаж без потери высоты. Самолет под обозначением Су-28 участвовал (вне конкурса) в первенстве ДОСААФ 1988 г. по высшему пилотажу на реактивных самолетах. Летчик-испытатель Е.И.Фролов занял третье место. Однако стоимость эксплуатации Су-25УТ (Су-28) значительно выше, чем у имевшихся в ДОСААФ L-29 и L-39. Поэтому, несмотря на усиленную рекламу, самолет так и остался в единственном экземпляре.

Небольшой серией строился учебно-тренировочный вариант, предназначенный для отработки летчиками ВМФ навыков пилотирования и полетов в сложных метеоусловиях, техники взлета и посадки на палубу. Его прототип был изготовлен, на опытном производстве ОКБ в Москве доработкой серийного Су-25УБ: усилили амортизаторы основных опор шасси и установили посадочный гак в хвостовой части фюзеляжа. Машине присвоили наименование Су-25УТГ (учебно-тренировочный с посадочным гаком). По планеру, силовой установке, комплексу радиотехнического и навигационного оборудования самолет близок Су-25УТ (Су-28).

Тренировочные полеты предусматривалось проводить не с авианосца, а с наземного имитатора палубы, построенного на авиабазе ВМФ Саки в Крыму. Поэтому самолет плохо приспособлен для постоянного базирования на корабле -консоли крыла не складываются. Однако 1 ноября 1989 г. в Черном море Су-25УТГ, пилотируемый И.Вотинцовым и А.Крутовым, успешно приземлился на палубу авианосца «Тбилиси» (ныне «Адмирал Кузнецов»). В октябре 1992 г. была произведена посадка на авианосец, находившийся в Баренцевом море.

В 1989-1990 гг. на авиазаводе в Улан-Удэ было построено десять самолетов Су-25УТГ. Пять из них, оставшиеся в Саках, вошли в состав авиации флота Украины, один разбился из-за ошибки пилотирования, четыре базируются в Североморске. Для нужд ВМФ России такого количества этих самолетов оказалось недостаточно, поэтому дополнительно модифицировано около 10 самолетов Су-25УБ в вариант Су-25УБП (учебно-боевой палубный).

Базовый штурмовик с двигателями Р-195, оборудованный системой буксировки воздушных мишеней ТЛ-70 (под левой консолью), получил название Су-25БМ (буксировщик мишеней). На крыльевых пилонах самолет может нести пороховые ракеты-мишени. Штурмовики Су-25БМ оснащаются системой дальней навигации РСДН-10.

Серийный выпуск Су-25 был завершен в 1992 г. и, по данным западных экспертов, составил приблизительно 700 самолетов всех модификаций. Одноместные штурмовики (Су-25, Су-25БМ и Су-25Т/ТМ) производились на авиазаводе в Тбилиси, двухместные (Су-25УБ и Су-25УТГ) - в Улан-Удэ. В настоящее время различные варианты Су-25 находятся на вооружении ВВС России, Украины, Белоруссии, Грузии, Узбекистана, Чехии, Словакии, Болгарии, Анголы, Афганистана, КНДР и Ирака.

По данным, представленным в ходе парижских переговоров по ограничению обычных вооружений (октябрь 1990 г. европейской части СССР находилось : самолетов Су-25. Из них Вооружен Силы Украины в настоящее время предлагают 81 штурмовиком: 36 Су-25 и Су-25УТГ в составе полка ВМФ (г. Сакк 35 Су-25 и 6 Су-25УБ в 452-м ОШ (г. Чертков).

Первой зарубежной страной, получившей штурмовик, стала Чехословакия 2 апреля 1984 г. в 30-й Остравский штурмовой авиаполк, базировавшийся г.Градец-Кралове, поступили Су-25К (коммерческий, экспортный вариант). Позднее полк получил спарки Су-25УБ. 36 Су-25К и 4 Су-25УБК приобрела Болгрия. Самолеты базируются в Безмире. К настоящему времени один из них разбился. За период 1986-1990 гг. 60 Су-25 переданы на вооружение ВВС Афганистана. Ирак в конце 80-х гг. купил 45 Су-25 Они активно применялись в ирано-иракской войне, в ходе войны в Персидском заливе самолеты ВВС Ирака использовались ограниченно. Известно, что 21 января 1991 г. семь Су-25К перелетели в Иран, а 6 февраля два Су-25К были сбиты американскими истребителями F-15.

По своей аэродинамической компоновке штурмовик Су-25 - самолет, выполненный по нормальной аэродинамической схеме, с высоко расположенным крылом.

Аэродинамическая компоновка самолета настроена на получение оптимальных характеристик на дозвуковых скоростях полета.

Крыло самолета имеет трапецевидную форму в плане, с углом стреловидности по передней кромки 20 градусов, с постоянной относительной толщиной профиля по размаху крыла. Крыло самолета имеет площадь плановой проекции 30, 1 м.кв. Угол поперечного V крыла составляет - 2, 5 градуса.

Выбранные законы по размаху крутки и кривизны профиля обеспечили благоприятное развитие срыва потока на больших углах атаки, которое, которое начинается вблизи задней кромки крыла в его средней части, что приводит к значительному увеличению момента на пикировании и естественным образом препятствует попаданию самолета на закритические углы атаки.

Нагрузка на крыло выбрана из условий обеспечения полета у земли в условиях турбулентной атмосферы не скоростях вплоть до максимальной скорости полета.

Так как исходя из условий полета в турбулентной атмосфере нагрузка на крыло достаточно высока, то для обеспечения высокого уровня взлетно-посадочных и маневренных характеристик необходима эффективная механизация крыла. Для этих целей на самолете реализована механизация крыла, состоящая из выдвижных предкрылков и двухщелевых трехсекционных (маневр-взлет-посадка) закрылков.

Приращение момента от выпущенной механизации крыла, парируется перестановкой горизонтального оперения.

Установка на концах крыла контейнеров (гондол), в хвостовых частях которых расположены расщепляющиеся щитки, позволила увеличить величину максимального аэродинамического качества. Для этого оптимизирована форма поперечных сечений контейнеров и место их установки относительно крыла. Продольные сечения контейнеров представляют собой аэродинамический профиль, а поперечные сечения - овальные с уплотненной верхней и нижней поверхностями. Испытания в аэродинамических трубах подтвердили расчеты аэродинамиков на получение при установке контейнеров более высоких значений максимального аэродинамического качества

. Тормозные щитки, установленные в крыльевых контейнерах, удовлетворяют всем стандартным требованиям к ним - увеличению сопротивления самолета не менее чем вдвое, при этом их выпуск не приводит к перебалансировке самолета и уменьшению его несущих свойств. Тормозные щитки выполнены расщепляющимися, что позволило увеличить их эффективность на 60%.

На самолете применен фюзеляж с боковымим нерегулируемыми воздухозаборниками с косым входом. Фонарь с плоским лобовиком плавно переходит в гаргрот, расположенный на верхней поверхности фюзеляжа. Гаргрот в хвостовой части фюзеляжа сливается с хвостовой балкой, разделяющей гондолы двигателей. Хвостовая балка - платформа для установки горизонтального оперения с рулем высоты и однокилевого вертикального оперения с рулем направления. Хвостовая балка заканчивается контейнером парашютно-тормозной установки (ПТУ).

Аэродинамическая компоновка штурмовика Су-25 обеспечивает:

получение высокого аэродинамического качества в крейсерском полете и больших коэффициентов подъемной силы на режимах взлета и посадки, а также на маневрировании;

благоприятное протекание зависимости продольного момента по углу атаки, что препятствует выходу на большие закритические углы атаки и, тем самым, повышает безопасность полета;

высокие маневренные характеристики при атаке наземных целей;

приемлемые характеристики продольной устойчивости и управляемости на всех режимах полета;

установившийся режим пикирования с углом 30 градусов при скорости 700 км/час.

Высокий уровень аэродинамического качества и несущих свойств обеспечили возможность возвращения самолета с большими повреждениями на аэродром.

Фюзеляж самолета имеет эллипсовидное сечение, выполнен по схеме полумонокок. Конструкция фюзеляжа сборно-клепанная, с каркасом, состоящим из продольного силового набора - лонжеронов, балок, стрингеров и поперечного силового набора - шпангоутов. Технологически фюзеляж разделяется на следующие основные части:

головную часть фюзеляжа с откидным носком, откидной частью фонаря, створками передней опоры шасси;

среднюю часть фюзеляжа со створками главных опор шасси ( к средней части фюзеляжа крепятся воздухозаборники и консоли крыла);

хвостовую часть фюзеляжа, к которой крепятся вертикальное и горизонтальное оперение.

Контейнер тормозного парашюта представляет собой законцовку хвостовой части фюзеляжа.Эксплутационных разъемов фюзеляж самолета не имеет.

В конструктивно-компановочном плане головную часть самолета можно разделить на следующии отсеки:

- носовую часть фюзеляжа, расположенную перед кабиной и представляющую из себя негермитичный водозащещенный отсек радиоэлектронного оборудования, имеющую сборно-клепную конструкцию и не разъемный стык с кабиной.Для обеспечения доступа к радиоэлектронному оборудования, размещенного в отсеке, на боковых поверхностях носовой части физюляжа выполнены быстросъемные люки, а в передней части откидной носок, который откидывается вверх, а в закрытом виде фиксируется с помощи направляющих штырей и замков;

- кабину с фонарем летчика, изготовленную из тетановых плит, сваренных между собой.В стенках кабины имеются отверстия для прохода коммуникаций и гнезда для такелажных узлов.На полу кабины установлена поперечная балка, воспренемающая нагрузку от узлов крепления подкоса передней опоры шасси. На задней стенки кабины установлены направляющие рельсы кресла. В кабине установлены приборные доски и пульты, органы управления самолетом и двигателем, катапультное кресло летчика. На левом борту самолета установлена откидная подножка, ниша которая имеет коробчетое сечение. Кабина выполнена негерметичной, пылезащещенной с избыточным давлением 0, 03-0, 05 атмосфер. Плита авиационной титановой брони, из которых сварена кабина имеет толщину от 10 до 24 мм. Потери избыточного давления в кабине сведены до минимум за счет герметизации швов и стыков, уплотнение выходов тяг и трубопроводов;ненадувного уплотняющего шланга по всему периметру разъема на откидной части фонаря;

- фонарь летчика состоит из неподвижной передний и откидной частей.Откидная часть фонаря крепится на фюзеляже с помощью замков, жестко закрепленных на подфонарной раме и на левом боковом профиле откидной части. закрытия Открытие фонаря производится в ручную.Подвижная часть откидывается при эксплуатации вправо.При аварийном сбросе фонарь откидывается назад.

- негерметичный подкабинный отсек, расположенный между 4-м и 7-м шпангоутами, в котором установлена авиационная пушка калибра 30 мм с патронным ящиком, системой сбора звеньев и выброса стрелянных гильз и размещена встроенная лебедка для подъема и опускания патронного ящика. Пушка установлена на силовой балке, прикрепленной к полу кабины и к передней консольной балке

- нишу передней опоры шасси, расположенную частично в подкабинном отсеке и частично в закабинном. Нишу окантовывают бимсы. Снизу ниша закрывается двумя створками. Для защиты радиоэлектронного оборудования, расположенного в закабинном отсеке, в нише колеса установлен защитный кожух, выполненный съемным для облегчения доступа к оборудованию

- закабинный отсек, расположенный между кабиной (шпангоут 7) и передним топливным баком (шпангоут 11), представляет собой пылевлагозащищенный отсек радиоэлектронного оборудованию Для обеспечения доступа к оборудованию на верхней и боковых поверхностях головной части фюзеляжа имеются быстросъемные люки. На левом борту в нише бакабинного отсека расположена встроенная откидная трехсекционная стремянка, предназначенная для входа в кабину и подъема на центральную часть фюзеляжа и крыло без использования неземных средств.

Средняя часть фюзеляжа в конструктивно-компоновочном плане делится на следующие отсекам:

передний топливный бак, собранный из клепанных (за исключением нижней - фрезерованной) панелей, расположен между 11-м и 18-м шпангоутами. Для доступа внутрь бака на боковой поверхности имеется люк. В верхней части топливного бака имеется дополнительная надстройка, на верхней поверхности которой расположены агрегаты топливной системы, в том числе заливная горловина;

расходный топливный бак расположенный между 18-м и 21-м шпангоутами. В нижней панели бака выполнен люк для обеспечения доступа внутрь бака. Крышка люка выполнена из бронеплиты, В задней стенке бака расположен круглый технологический люк;

центроплан, установленный сверху, в средней части фюзеляжа, служит для крепления консолей крыла. Центроплан представляет из себя топливный бак-отсек, часть расходного бака. Состоит из верхней и нижней фрезерованных панелей, соединенных между собой нервьюрами и передней и задней стенками и технологическими люками в них.

Консоли крыла крепятся к центроплану при помощи фланцевого стыка по контуру силовых нервюр;

ниши главных опор шасси. расположенные под передним топливным баком (между 12-м и 18-м шпангоутами) слева и справа от плоскости симметрии фюзеляжа. Верхняя часть ниши главных опор ограничена воздушными каналами. Ниша каждой главной опоры шасси закрыта тремя створками;

негерметичный, водозащитный гаргрот, расположенный в верхней части фюзеляжа над передним топливным баком и центропланом между 11 и 20 шпангоутами. Гаргрот служит для размещения трубопроводов дренажа и наддува баков топливной системы, жесткой проводки системы управления самолетом и других коммуникаций. Гаргрот разделен двумя продольными стенками на три секции - центральную и две боковые;

воздушные каналы, проходящие через среднюю часть фюзеляжа от воздухозаборников к мотоотсекам двигателей. Воздушные канады проложены в фюзеляже с зазором относительно топливных баков и опираются на шпангоуты фюзеляжа.

Хвостовая часть фюзеляжа конструктивно-компоновочно делится на следующие отсеки:

хвостовую балку-платформу для установки вертикального и горизонтального оперения. Силовой каркас балки образован поперечным набором шпангоутов и продольным набором верхних, средних и нижних лонжеронов и стрингеров. Хвостовая балка состоит из отсеков, в которых размещено оборудование самолетных систем и систем двигательной установки, а также силовой привод перестановки стабилизатора и контейнер тормозных парашютов. Негерметичный, водозащищенный отсек оборудования расположен в хвостовой балке между 21-м и 35-м шпангоутами. Верхняя секция обшивки хвостовой балки перед килем выполнена в виде съемных крышек люков. На нижней поверхности балки также находятся люки с откидными крышками на замках или болтах. По бортам балки имеются съемные люки для подхода к узлам подвески двигателей. Узлы навески вертикального оперения и стабилизатора установлены на силовых шпангоутах балки. На боковых поверхностях хвостовой балки установлены обтекатели ( зализы) гондол двигателей;

две негерметичные мотогондолы двигателей, расположенные по бортам хвостовой балки фюзеляжа. Каждая мотогондола состоит из несъемной части, состыкованной с хвостовой балкой фюзеляжа, и съемной части - хвостового кока. На силовых шпангоутах мотогондол установлены узлы крепления двигателей. Внутренними стенками мотогондол служат боковые стенки хвостовой балки фюзеляжа. нижняя поверхность несъемных частей мотогондолы состоит из переднего и заднего откидных капотов, обеспечивающих доступ к двигателю. На мотогондолах имеется ряд эксплуатационных люков. На верхней поверхности каждой мотогондолы установлено по одному воздухозаборнику охлаждения двигательного отсека.

На штурмовике Су-25 установлено свободгнонесущее, высокомеханизированное крыло малой стреловидности и большого удлинения.

Крыло состоит их двух консолей, соединенных с центропланом, составляющим одно целое в фюзеляжем. Крыло выполнено по кессонной схеме, поэтому силовую основу каждой консоли составляет кессон, к которому крепятся носовая и хвостовая части консоли. На торцах консолей установлены гондолы с тормозными щитками.

Кессон крыла воспринимает все внешние нагрузки и передает их на центроплан. Кессон крепится к центроплану болтами посредством фланцевого стыка по контуру бортовой нервюры.

Кессон состоит из переднего и заднего лонжеронов, верхней и нижней панелей и нервюр. Внутренняя часть кессона, ограниченная лонжеронами и нервюрами, выполнена герметичной и является топливным баком-отсеком.

На каждой консоли крыла установлено по пять точек подвески вооружения. Основные передние узлы точек подвески установлены по силовым нервюрам на переднем лонжероне со стороны кессона. Из пяти держателей, установленных на каждой консоли крыла, четыре взаимозаменяемых держателя типа БДЗ-25, обеспечивающих пременение всех видов бомбардировочного, ракетного и артиллерийского вооружения, и подвесных топливных баков; один пилон-держатель, предназначенный для установки пускового устройства АПУ-60 для управляемых ракет класса “воздух-воздух” Р-60. Все держатели крепятся к крылу при помощи шкворневых соединений.

В носовой части крыла расположены тяги управления элеронами, система управления предкрылками, жгуты системы управления вооружением, идущие к держателям, электропроводка. Силовой набор носовой части состоит из носков, верхней и нижней обшивок. Часть носков выполнена силовыми, и на них установлены опорные элементы, по которым скользят рельсы предкрылков при их выдвижении и уборке.

Хвостовая часть консоли расположена между кессоном и задней стенкой. В хвостовой части расположены выходные патрубки трубопроводов топливной системы, трубопроводы и агрегаты гидравлической системы управления закрылками, тормозными щитками, бустера управления элеронами. В хвостовой части по осям гидроцилиндров управления закрылками установлены обтекатели гидроцилиндров, состоящие из двух частей: неподвижной, закрепленной на нижней части консоли, и подвижной, закрепленной на гидроцилиндре управления закрылком. Силовой набор хвостовой части состоит из диафрагм, верхней и нежней обшивок, В хвостовой части расположены кронштейны навески закрылков и элеронов.

На конце каждой консоли крыла установлены гондолы с тормозными щитками. Тормозные щитки расположены в хвостовой части гондолы и являются ее естественным продолжением. верхние и нижние основные щитки кинематически связаны между собой и открываются вверх и вниз на одинаковый угол, равный 55 градусам. Привод щитков гидравлический. Верхний и нижний основные щитки имеют дополнительные щитки, которые кинематически связаны с каркасом гондолы. При отклонении основных щитков одновременно отклоняются и дополнительные, и, при максимальном угле открытия основных щитков, равном 55 градусам, дополнительные щитки отклоняются на угол 90 градусов относительно наружной плоскости основных щитков. Площадь тормозных щитков составляет 1, 2 кв.м.

Крепление гондол к крылу осуществляется контурным угольником по верхней и нижней панелям кессона крыла и фитингами со стенками лонжеронов.

На нижней поверхности гондол установлены фары, а на боковой поверхности с внешней стороны - бортовые аэронавигационные огни и разъемы наземного переговорного устройства. На гондолы устанавливаются также противобликовые щитки, предназначенные для защиты кабины от засветки фарами.

На каждой консоли крыла установлен пятисекционный предкрылок, двухсекционный закрылок и элерон.

Предкрылок установлен по всему размаху консоли. каждая секция предкрылка имеет по два рельса дл навески на носовую часть консоли. Управление предкрылком обеспечивается двумя приводами. В корневой части третьей секции предкрылка имеется ступенька по теоретическому контуру, образующая “зуб” по передней кромке предкрылка. Конструкция предкрылка состоит из диафрагм, в том числе силовых, по которым крепятся рельсы, в верхней и нижней обшивок. Секции предкрылка соединяются между собой штырями. Угол отклонения на маневре - 6 градусов, на взлете и посадке - 12 градусов.

Обе секции закрылка каждой консоли двухщелевые, сдвижные, с дефлектором. Внутренние и внешние секции закрылка попарно взаимозаменяемы. Закрылки установлены на кронштейнах хвостовой части крыла на стальных ползунах и на роликах-ловителях.

Силовой набор каждой секции закрылка состоит из лонжерона, двух силовых рельсовых нервюр, силовой преводной нервюры, диафрагм, верхней и нежней обшивок. Все секции закрылков взаимозаменяемы.

Над любой частью закрылка закреплен неподвижно связанный с ним дефлектор. Предкрылки и закрылки трехпозиционные, имеют положения: полетное, маневренное и взлетно-посадочное. Угол отклонения закрылка на маневре - 10 градусов, на взлете и посадке - 40 градусов.

Элерон крыла расположен в концевой части крыла. Элерон имеет три узла навески и осевую компенсацию.

Силовой набор элерона состоит из лонжерона, передней стенки, набора носков и нервюр, верхней и нежней обшивок, лобовиков и балансирами и хвостового профиля. Балансиры прикреплены к передней стенке элерона. Угла отклонения элерона + /- 23 градуса.

Горизонтальное оперение самолета Су-25 состоит их двух консолей стабилизатора и центроплана, составляющих единое целое. Стабилизатор имеет три установочных положения и управляется с помощью привода. Стабилизатор навешивается двумя узлами на силовой шпангоут хвостовой балки, имеет поперечное V, равное +5 градусов.

Продольный набор стабилизатора состоит из двух неразъемных лонжеронов, передних стенок, стрингеров, поперечный набор - из нормальных и силовых нервюр. На силовых нервюрах установлены узлы навески стабилизатора и его привода. К переднему лонжерону стабилизатора крепятся несъемные лобовики. Руль высоты состоит из двух раздельных половин, связанных между собой карданным валом. На каждой половине руля высоты установлен бустер, а на правой половине дополнительно установлен триммер.

Руль высоты имеет аэродинамическую компенсацию и весовую балансировку. Каждая половина руля высоты навешивается на стабилизатор по трем узлам.

Триммер и бустера также имеют аэродинамическую компенсацию и весовую балансировку.

Вертикальное оперение самолета состоит из киля, руля направления и демпфера рыскания.

Киль состоит из центральной силовой части, лобовика и радиопрозрачной законцоки. Продольный набор центральной силовой части киля состоит из трех лонжеронов, передней стенки и стрингеров, поперечный набор - из нервюр, в том числе силовой бортовой нервюры и замыкающей концевой нервюры по стыку с радиопрозрачной законцовкой. Киль крепится к фюзеляжу по трем силовым шпангоутам. Лобовик киля съемный и крепится на болтах к передней стенке силовой части.

В верхней части киля ниже радиопрозрачной законцовки установлен хвостовой аэронавигационный огонь. в киле установлены блоки регистрации полетных параметров системы “Тестер”. В основании киля установлены воздухозаборники системы охлаждения генераторов.

Руль направления имеет аэродинамическую и весовую компенсацию, навешивается на киль на трех узлах. На руле направления расположен триммер и кинематический сервокомпенсатор. На задней кромке руля направления установлены балансировочные пластины.

Конструктивно руль направления состоит из лобовика, передней стенки, лонжерона, нервюр, обшивки и хвостового профиля.

Демпфер рыскания - верхняя часть руля направления - имеет аэродинамическую и весовую балансировку, навешивается на киль на двух шарнирных опорах. Демпфер рыскания состоит из лобовика, передней стенки, лонжерона, нервюр, обшивки и хвостового профиля.

На самолете Су-25 установлены нерегулируемые боковые воздухозаборники с косыми овальными входами, представляющие собой передние части воздушных каналов двигателей.

Для уменьшения потерь полного давления на входе в компрессор двигателя при работе на месте и при малых скоростях полета, воздухозаборники имеют скругленные входные кромки.

Между бортами фюзеляжа и воздухозаборниками расположены дозвуковые клинья слива пограничного слоя, накопившегося на поверхности фюзеляжа, и имеющие ширину 60 мм. Для улучшения работы воздухозаборника на больших углах атаки, плоскость входа воздухозаборника скошена при виде сбоку на 7 градусов. Воздухозаборники имеют сборно-клепанную конструкцию. носок воздухозаборника имеет продольные диафрагмы для увеличения жесткости конструкции на входе воздушного канала. Внутренняя обшивка воздухозаборника подкреплена кольцевыми шпангоутами, воспринимающими нагрузку разрежения и давления в воздушном канале.

В верхней части каждого воздухозаборника, над воздушным каналом расположены отсеки самолетного оборудования. доступ к которым обеспечивается через съемные люки. На верхней поверхности правого воздухозаборники установлен заборник воздухо-воздушного радиатора системы кондиционирования.

Шасси самолета выполнено по трехопорной схеме с носовым колесом. Главные опоры шасси расположены под средней частью фюзеляжа и убираются в ниши фюзеляжа движением вперед-против полета и к плоскости симметрии самолета.

Передняя опора движением назад-по полету убирается в нишу, расположенную частично в подкабинном и частично в закабинном отсеках. Передняя опора шасси смещена относительно оси симметрии самолета, что обусловлено ее совместным размещением со встроенной пушечной установкой в подкабинном отсеке.

Ниши главных и передней опор закрываются створками. Створки имеют кинематические приводы закрытия на земле и в полете. На главных опорах шасси установлено по одному тормозному колесу типа КТ-136Д с широкопрофильными пневматиками 840х360 мм. На передней опоре шасси установлено нетормозное колесо типа КН-21 с пневматикам 660х200мм.

Рычажная подвеска колес основных и передней опор обеспечивает амортизацию шасси от вертикальных и боковых сил. В выпущенном положении основные опоры самолета фиксируются замками звеньев складывающихся подкосов.

Для улучшения маневренности самолета при движении по земле применена система поворота колеса передней опоры с управлением из кабины.

Управление поворотом колеса передней опоры осуществляется отклонением педалей, связанных механическим приводом с золотниковой головкой гидравлического механизма поворота колес. Амортизация шасси пневмогидравлическая. Выпуск и уборка шасси производится от гидросистемы.

Для защиты воздухозаборников от попадания в них посторонних предметов при взлете, посадке и рулении самолета по взлетно-посадочной полосе на переднюю опору шасси установлен грязезащитный щиток.

Еще одним штатным средством торможения, предназначенным для сокращения длины пробега самолета при посадке и прерванном взлете является парашютно-тормозная установка.

Контейнер ПТУ является законцовкой хвостовой балки фюзеляжа, в котором размещен вытяжной парашют с пружинным механизмом, второй вытяжной парашют. двухкупольный тормозной парашют типа ПТК-25 с куполами крестообразной формы с площадью по 25 квадратных метра каждый и соединительное звено.

Контейнер парашютно-тормозной установки крепится по периметру к силовому шпангоуту хвостовой балки и имеет внешне конусообразную формы, образованную наружной обшивкой. Внутренняя обшивка образует цилиндр, в котором установлена ПТУ. Створка ПТУ представляет собой шаровой сегмент, который перед выпуском парашютов отклоняется вверх.

В систему управления самолетом входит управление рулем направления ( ножное управление), управление элеронами и рулями высоты, управление триммерами, управление стабилизатором (ручное управление).

Для уменьшения усилий на ручке управления самолетом в поперечном канале установлен бустер. Для снятия усилий с ручки управления в системе управления рулем высоты и элеронами установлены механизмы триммерного эффекта с дистанционным электрическим управлением.

Нагрузки от элеронов на ручку управления не передаются; гидроусилители, включенные в систему управления по необратимой схеме, полностью воспринимают шарнирные моменты, возникающие от аэродинамических нагрузок на ручке управления в системе управления элеронами установлен пружинный загрузочный механизм, который изменяет усилия на ручке управления в зависимости от углов отклонения элеронов.

Триммер установлен также и на руле направления.

На самолете установлены два взаимозаменяемых бесфорсажных турбореактивных двигателя Р-95Ш, с нерегулируемым соплом с нижерасположенной коробкой приводов, с автономным электрическим запуском.

Двигатели размещены в мотоотсеках по обеим сторонам хвостовой балки самолета.

Воздух в двигатели подается по двум цилиндрическим воздушным каналам с овальными дозвуковыми нерегулируемыми воздухозаборниками.

Передний торец двигателя стыкуется с воздушным каналом через резиновый уплотнительный жгут.

Двигатель самолета имеет нерегулируемое сужающееся сопло, расположенное в хвостовой части мотогондолы так, что его срез совпадает со срезом мотогондолы. Между внешней поверхностью сопла и внутренней поверхностью мотогондолы имеется кольцевой зазор для выхода воздуха, продуваемого через мотоотсек. Вследствие отрицательного влияния струи двигателя Р-95Ш на горизонтальное оперение угол излома сопла был отклонен вниз на 2 градуса.

Двигатели крепятся к силовым шпангоутам мотогондолы в двух поясях: переднем и заднем. Передний пояс крепления состоит из трех узлов - двух боковых, регулируемых по длине тяг, и верхней цапфы-штыря. Тяги воспринимают вертикальные усилия, а штырь - тягу двигателя и боковые нагрузки. Задний пояс крепления состоит из трех узлов: двух регулируемых по длине боковых тяг, воспринимающих вертикальные усилия, и верхней горизонтальной тяги, воспринимающей боковые нагрузки.

К системам, обеспечивающим работу силовой установки самолета, относятся:

топливная система;

система управления двигателями;

приборы контроля работы двигателей;

система запуска двигателей;

система охлаждения двигателей;

система противопожарной защиты;

система дренажа и суфлирования.

Для обеспечения нормальной работы двигателей и его систем система дренажа обеспечивает выведение остатков топлива, масла и гидросмеси за борт самолета после остановки двигателей или в случае неудавшегося запуска.

Система управления двигателями предназначена для изменения режимов работы двигателей и обеспечивается автономное управление каждым двигателем. Система состоит из пульта управления двигателями на левом борту кабины летчика и тросовой проводки с роликами, поддерживающими трос, тандерами, регулирующими натяжение тросов, и блоков редукторов перед двигателями.

В конструкцию каждого двигателя входят следующие узлы:

осевой двухроторный восьмиступенчатый компрессор;

прямоточная трубчато-кольцевая камера сгорания с десятью жаровыми трубами;

осевая двухступенчатая реактивная газовая турбина с охлажденными сопловыми лопатками первой ступени, корпусом и диском;

нерегулируемое реактивное сопло.

На двигателе устанавливаются следующие агрегаты:

стартер-генератор;

генератор переменного тока;

гидронасос;

топливный насос-регулятор.

Каждый двигатель оборудован следующими системами:

топливной системой;

масляной системой;

системой отбора воздуха;

системой запуска.

Масляная система двигателя - замкнутого типа, автономная, предназначена для поддержания нормального температурного состояния трущихся деталей, мсеньшения их износа и уменьшения потерь на трение.

Система запуска обеспечивает автономный и автоматический запуск двигателей и выход их на устойчивую частоту вращения. Запуск двигателей на земле можно производить от бортового аккумулятора или от аэродромного источника питания.

Охлаждение двигателей, агрегатов и конструкции фюзеляжа от перегрева обеспечивается набегающим потоком воздуха, поступающим через воздухозаборники охлаждения за счет скоростного напора. Воздухозаборники охлаждения двигательных отсеков расположены на верхней поверхности мотогондол. Попавший в них воздух под действием скоростного напора растекается по двигательным отсекам, охлаждая двигатель, его агрегаты и конструкции. Отработанный охлаждающий воздух выходит наружу через кольцевой зазор, образованный мотогондолой и соплами двигателей.

Охлаждение электрических генераторов, установленных на двигателях, также производится набегающим потоком воздуха за счет скоростного напора. Воздухозаборники охлаждения генераторов установлены на верхней поверхности хвостовой балки фюзеляжа перед килем, в хвостовой балке патрубки делятся на левый и правый трубопроводы. Пройдя генераторы и охладив их, воздух выходит в двигательный отсек, смешиваясь с основным охлаждающим воздухом.

Система противопожарного оборудования предназначена для обнаружения, сигнализации и тушения пожара в отсеках двигателей (мотоотсеках).

На самолете установлено противопожарное оборудование с двумя системами сигнализации и двумя огнетушителями.

Противопожарное оборудование включает:

средства предупреждения пожара;

средства сигнализации о пожаре;

средства тушения пожара.

Средствами предупреждения пожара являются конструктивные мероприятия по ограничению распространения пожара, организация охлаждения пожароопасных отсеков, которыми на самолете являются отсеки двигателей, разделенные между собой конструкцией хвостовой балки фюзеляжа.

На самолете установлено две системы сигнализации о пожаре, по одной на каждый двигательный отсек. Система сигнализации о пожаре состоит из исполнительного блока и соединенных с ним двух групп датчиков.

Средства тушения пожара включают в себя два огнетушителя и распределительные коллекторы. Огнетушители расположены в мотоотсеке двигателей, коллекторы с подходящими к ним трубопроводами от огнетушителей установлены по обводам шпангоутов.

Топливная система двигателя предназначена для питания двигателя топливом в процессе запуска и на всех режимах работы. Топливная система двигателя состоит из системы основного топлива и системы пускового топлива.

Топливо на самолете размещено в сообщающихся между собой топливных баках под избыточным давлением 0, 1 кг. на см.кв.

Топливная система самолета обеспечивает подачу топлива из баков к двигателям в заданной последовательности на всех режимах работы самолета и при любом положении его в воздухе. Топливная система включает в себе баки, в которых размещается топливо; агрегаты, устройства и топливопроводы для заправки топливом баков на земле; агрегаты, устройства и трубопроводы, обеспечивающие подачу топлива из баков к двигателям; систему питания двигателей при действии нулевых и отрицательных перегрузок; приборы и устройства для контроля работы топливной системы на земле и в воздухе; агрегаты, устройства и трубопроводы наддува и дренажа топливных баков.

Топливо размещается в двух фюзеляжных баках-отсеках - баке №1 (переднем) и баке №2 (заднем), в баке в центроплане, расположенным над баком №2, в крыльевых баках ( по одному в каждой консоли). всего в самолете Су-25 5 топливных баков. Под консоли крыла самолета можно установить 4 подвесных топливных бака, по два под каждую консоль. Суммарная эксплуатационная емкость топливных баков составляет 3660 литров, в том числе емкость фюзеляжных топливных баков составляет 2386 литра, емкость бака-отсека каждой консоли составляет 637 литров. Топливо из подвесных топливных баков выдавливается в бак №1 воздухом с избыточным давлением 0, 65 кг. на см.кв. Каждый бак имеет емкость 80 литров.

Расходным баком является бак № 2, расположенный в центре тяжести самолета.

Фюзеляжные и крыльевые баки представляют собой герметичные баки-отсеки, являющиеся элементами конструкции фюзеляжа и крыла самолета.

На боковых поверхностях баков №1 и №2, отделенных от воздушного канала компоновочным зазором и на нижних поверхностях бака в центроплане и бака №1 установлен протектор, который существенно снижает потери топлива при пробоях стенок баков и уменьшает возможность возникновения пожара. Двухслойные протектирующие элементы имеют толщину до 20 мм.

Для обеспечения взрывобезопасности топливных баков фюзеляжа, крыла, центроплана и подвесных баков их внутренние объемы заполнены пористым заполнителем - пенополиуретаном. Для обеспечения защиты от пожара смежных отсеков, расположенных рядом с первым и вторым топливными каналами и баками также заполнено пенополиуретаном.

Закладка в баки пенополиуретановых вкладышей производится через монтажные люки.

В подвесные топливные баки пенополиуретановые вкладыши закалываются при разобранном по стыковым шпангоутам баке. Крепление вкладышей в баке осуществляется путем их натяга при помощи лент, а также вследствие того, что вкладыши вырезаются по внешнему контуру баков с припуском.

Система дренажа и наддува обеспечивает в крыльевых и фюзеляжных баках избыточное давление на всех режимах полета, с этой целью все баки соединены дренажными трубопроводами, в которые подается воздух от заборника скоростного напора и системы наддува.

Заправка баков топливом осуществляется двумя способами: - открытым централизованным; - открытым через заливные горловины каждой емкости. При открытом централизованном способе заправка фюзеляжных и крыльевых баков выполняется через заправочную горловину бака №1.

Последовательность выработки топлива из баков обусславлена требованием сохранения центровки самолета в заданных пределах на всех режимах полета. Так как бак №2 - расходный, от вырабатывается в в последнюю очередь и поддерживается заполненным на всех режимах работы двигателя за счет перекачки топлива из баков фюзеляжа и крыла. Подача топлива к двигателям обеспечивается тремя способами:

подкачивающим насосом из бака №2 на всех режимах полета при отсутствии нулевых и отрицательных перегрузок;

вытеснением из бачка-аккумулятора при действии нулевых и отрицательных перегрузок;

самотеком через обратные клапаны при отказе насоса. Топливо к насосам, установленным по одному на каждом двигателе, подается из расходного бака насосом подкачки.

Емкость бачка-аккумулятора обеспечивает работу двигателей на нулевых или отрицательных перегрузках в течении 15-ти секунд. При нормальной работе топливной системы бачок-аккумулятор полностью заполнен топливом.

Топливо из крыльевых баков в расходный перекачивается струйными насосами.

Выработка топлива из подвесных топливных баков производится под действием давления наддува. Подвесные топливные баки вырабатываются в первую очередь. Конструктивно подвесной топливный бак выполнен в виде цилиндрической оболочки, подкрепленной шпангоутами, приваренными к ней электросваркой. Для улучшения транспортабельности и условий хранения подвесной бак выполнен разъемным, из трех частей: носовой, средней и хвостовой, соединенных по стыку болтами. Герметичность обеспечивается установкой по разъемам стыковых колец. На хвостовой части подвесного топливного бака установлен стабилизатор, состоящий из двух горизонтально расположенных консолей. Средняя часть подвесного топливного бака - силовая, на ней расположены узлы подвески бака к балочному держателю.; в средней части подвесного бака установлена труба, служащая для отбора топлива из бака.

Для спасения летчика на самолете Су-25 установлено катапультное кресло К-36Л, которое служит рабочим местом летчика и обеспечивает его спасение до скоростей 1000 км. в час во всем диапазоне высот полета, включая взлет и посадку, оно является облегченным вариантом кресла К-36Д, и не имеет ограничителей разброса рук, дефлектора и системы подтяга ног.

В полете летчик удерживается в кресле индивидуальной подвесной и привязной системой. а бесступенчатое регулирование сиденья по росту обеспечивает летчику удобное для работы и обзора положение в кабине.

Защита летчика от возникающих при катапультации перегрузки и воздействия скоростного напора обеспечивается высотным снаряжением, принудительной фиксацией в кресле и устойчивой стабилизацией катапультного кресла. катапультирование производится при вытягивании ручек катапультирования, после чего все системы кресла и бортовая система аварийного сброса фонаря срабатывают автоматически вплоть до ввода спасательного парашюта и отделения летчика от кресла. После отделения от кресла купол спасательного парашюта наполняется и обеспечивает спасение летчика, а поддержание жизнедеятельности летчика после приземления или приводнения обеспечивается средствами носимого аварийного запаса, отделяющегося от кресла вместе с летчиком.

Сброс откидной части фонаря возможен от ручки катапультирования на кресле к- 36Л и от ручки автономного сброса. Управление откидной частью фонаря осуществляется от двух систем - эксплуатационной и аварийной.

Система кондиционирования воздуха обеспечивает:

необходимые условия для работы летчика в кабине, поддерживает избыточное давление в кабине в пределах (0,03- 0,05) кгс. на см.кв.

обогрев и вентиляцию кабины;

предохранение стекол фонаря от запотевания;

необходимую температуру в блоках радиоэлектронного оборудования.

Для улучшения теплового режима летчика установлена система вентиляции снаряжения, обеспечивающая подачу на всех режимах полета, разбеге и рулежке, необходимого расхода кондиционированного воздуха в пространство под одеждой.

Для системы кондиционирования используется воздух, отбираемый за восьмой ступенью компрессора каждого двигателя, который затем последовательно охлаждается в двух воздуховоздушных радиаторах и в турбохолодильнике. Система кондиционирования начинает работать одновременно с запуском двигателей.

Регулирование подачи воздуха в кабину, а также включение и отключение вентиляции костюма осуществляется летчиком вручную.

Кислородное оборудование совместно со специальным снаряжением предназначено для обеспечения необходимых условий жизнедеятельности летчика и обеспечивает полеты в следующих условиях: длительно на всех высотах полета самолета и кратковременно при катапультировании.

При проведении полетов летчик должен быть одет в следующее специальное снаряжение:

защитный шлем с кислородной маской;

вентилируемый костюм;

противоперегрузочный костюм.

Полеты над водной поверхностью выполняются в морском спасательном снаряжении.

Кислородное оборудование состоит из двух кислородных систем: основной и кресельной.

Основная кислородная система состоит из бортового комплекта кислородного прибора и кислородных баллонов. Бортовой запас кислорода основной системы заключен в четырех пятилитровых баллонах в газообразном состоянии при давлении 150 атмосфер.

Подача кислорода в маску при нормальной работе оборудования производится легочным автоматом кислородного прибора, начиная с высоты 2 км.

Кресельная кислородная система состоит из блока кислородного оборудования, объединенного разъема коммуникаций, механизмов автоматического и ручного включения системы.

Система предназначена для питания кислородом при катапультировании в кресле и последующем спуске, при отказе основной системы, для обеспечения всплытия из-под воды после катапультирования и пребывания на плаву в течении 3 минут с момента включения системы.

Гидравлическая система самолета состоит из двух независимых друг от друга гидросистем.

Каждая гидросистема состоит из блока питания, магистралей нагнетания и слива и отдельных систем, состоящих из распределительных устройств, органов и исполнительных магистралей.

Первая гидросистема обеспечивает управление колесом передней опоры шасси. уборку и выпуск тормозных щитков, уборку и выпуск предкрылков и закрылков. перестановку стабилизатора, управление элеронами, аварийный выпуск шасси, автоматическое торможение колес основных опор при уборке шасси, аварийное торможение колес основных опор шасси.

Вторая гидросистема обеспечивает уборку и выпуск шасси. основное торможение колес основных опор шасси, управление элеронами, управление колесом передней опоры шасси.

Каждая гидравлическая система имеет свой источник давления (насос), свои распределительные устройства, исполнительные органы, трубопроводы и емкости с рабочей жидкостью. Давление в гидросистемах 210 килограммов на квадратный сантиметр. Обе гидросистемы являются системами закрытого типа с поддавливанием от гидроаккумулятора.

Система электроснабжения самолета состоит из источников электроэнергии и электрической сети, в которую входят: аппаратура управления, регулирования и защиты, коммутационная аппаратура, электропроводка и электроразъемы.

Генераторы переменного и постоянного тока и преобразования в полете обеспечивают каждый свою группу потребителей. Основными источниками однофазного тока являются два комбинированных преобразователя.

Аварийным и резервным источником постоянного тока являются две аккумуляторные батареи.

Для подключения бортовой электросети самолета к наземным источникам электроэнергии на борту самолета установлены два штепсельных разъема аэродромного питания (один - постоянного тока. второй трехфазного переменного тока).

Противообледенительной системы входных кромок воздухозаборников и передних кромок несущих поверхностей нет.

На самолете стоит противообледенительная система фонаря, которая обеспечивает обогрев лобового бронеблока козырька фонаря.

На экспериментальном самолете Т8 - 1 противообледенительная система фонаря включила систему обдува лобового бронеблока горячим воздухом от системы кондиционирования.

Уже на модификации Су-25Т дополнительно установлена спиртовая система противообледенения стекла лазерной станции прицеливания “Причал” комплекса “Шквал”, включающая спиртовой бачок емкостью 6 литров и систему распыления.

Радиоэлектронное оборудование включает в себя:

прицельное оборудование;

пилотажно-навигационное оборудование;

радиотехническое оборудование;

средства обороны самолета;

аппаратуру регистрации и контроля.

Прицельное оборудование самолета обеспечивает решение задач применения вооружения по наземным и воздушным целям в условиях их визуальной видимости.

В состав прицельного оборудования входят:

авиационный стрелково-бомбардировочный прицел АСП-17БЦ, обеспечивающий прицеливание при стрельбе, бомбометании и пуске ракет днем и ночью по визуально видимым наземным и воздушным целям;

лазерная станция подсвета и дальнометрирования “Клен-ПС” (9, 17), которая обеспечивает измерение наклонной дальности до цели при решении задач прицеливания и выдачи ее в прицел, а также для наведения УР с лазерной головкой наведения;

блок согласующих устройств;

аппаратура формирования сигналов управления, обеспечивающая формирование электрических сигналов для отклонения зеркала станции подсвета и дальнометрирования и подвижной марки прицела, пропорциональных управляющим воздействиям летчика.

Пилотажно-навигационное оборудование.

Основой пилотажно-навигационного оборудования является навигационный комплекс КН-23-1, который предназначен для определения и выдачи в прицельно-вычислительные устройства и на индикаторные приборы навигационно-пилотажных параметров, необходимых для выполнения полета и решения боевых задач.

Навигационный комплекс обеспечивает:

непрерывное автоматическое счисление координат самолета по данным автономных средств;

выполнение маршрутного полета, выход в район заданной цели, возврат на аэродром посадки, снижение на высоту предпосадочного маневра, повторный заход на посадку;

определение и выдачу основных навигационных и пилотажных параметров.

Навигационный комплекс состоит из:

инерциальной курсовертикали ИКВ-1;

адиотехнической системы ближней навигации и посадки (РСБН);

доплеровского измерителя путевой скорости и угла скоса. Кроме навигационного комплекса в состав пилотажно-навигационного оборудования самолета входят:

втоматический радиокомпас, обеспечивающий вождение самолета по приводным и широковещательным радиостанциям, а также заход на посадку в условиях отсутствия наземной системы РСБН или при отказе бортовой системы;

система воздушных сигналов, обеспечивающая выдачу потребителям и на индикаторы истинной воздушной скорости, абсолютной и относительной барометрической высоты и числа М полета;

радиовысотомер малых высот;

маркерное радиоприемное устройство. обеспечивающее определение момента пролета самолета над марекрным радиомаяком;

датчики углов и скольжения ДУА-3;

приемники воздушного давления: основной - ВД-18Г-3М и резервный - ПВД - 7;

автономные пилотажно-навигационные приборы в кабине летчика.

Радиотехническое оборудование.

Радиотехническое оборудование самолета обеспечивает радиосвязь с наземными объектами и с самолетами во всем диапазоне высот и радиусов самолета.

В состав радиотехнического оборудования входят:

- связная радиостанция Р-862, предназначенная для телефонной радиосвязи в метровом и дециметровом диапазонах волн между самолетами и наземными объектами;

радиостанция связи с сухопутными войсками Р-828, которая обеспечивает радиотелефонную связь с пунктами управления и отдельными подвижными объектами войск. Р-828 - малогабаритная многоканальная ультракоротковолновая радиостанция, позволяющая осуществлять безпоисковую и безподстроечную радиосвязь в пределах прямой видимости;

самолетный радиолокационный ответчик системы госопознования;

самолетный ответчик СО-69, предназначенный для решения задач управления воздушным движением на трассах и в зонах аэродромов и работающий с радиолокаторами систем посадки, обнаружения и наведения;

антенно-фидерная система; - самолетное переговорное устройство СПУ-.

Средства обороны самолета.

Средства обороны самолета включают в себя:

аппаратуру обнаружения работающих РЛС;

станцию активных радиотехнических помех;

автомат постановки пассивных инфракрасных помех и дипольных отражателей.

Средства обороны самолета обеспечивают предупреждение летчика об облучении самолета наземными РЛС зенитно-ракетных комплексов и истребителей противника. пеленгование РЛС в различных режимах излучения, прогнозирование пусков ракет класса “воздух-воздух” и”воздух-поверхность”, создание активных помех РЛС управления оружием, создание инфракрасных помех ракетам с тепловыми головками самонаведения.

Аппаратура регистрации и контроля.

Аппаратура регистрации и контроля, установленная на самолете, включает в себя:

систему записи режимов полета и параметров бортовых систем “Тестер-УЗ”;

фотоконтрольный прибор СШ-45;

авиационный киносъемочный аппарат АКС-5;

самолетный магнитофон МС-61М.

Бортовая система “Тестер-УЗ” предназначена для регистрации параметров полета и сохранения записанной информации полета и сохранения записанной информации в случае летного пришествия. Послеполетная дешифровка записанной информации позволяет оценить работу систем, траекторию и положение самолета в пространстве. действия экипажа в полете.

Основу системы регистрации параметров составляет магнитный регистратор, производящий измерения.

Для сохранения записанной информации в случае летного происшествия, летно-протяжный механизм с магнитным накопителем информации размещен в специальном контейнере.

Фотоконтрольный прибор СШ-45 предназначен для проверки правильности прицеливания при работе с прицелом как при боевом применении вооружения, так и в учебных целях. Прибор установлен непосредственно на прицеле, что позволяет производить одновременно съемку цели и сетки прицела.

Авиационный киносъемочный аппарат АКС-5 установлен в носовой части фюзеляжа и предназначен для контроля результатов стрельбы из пушек и при пуске ракет.

Магнитофон МС-61М предназначен для документирования переговоров экипажа с другими абонентами, а также записи позывных радиомаяков и специальных сигналов.

Вследствие возложенных на штурмовик обязанностей он несет на себе мощное наступательное вооружение. В процессе разработки машины, а также в ходе ее дальнейшей модернизации по желанию заказчика на самолет устанавливались все более новые системы вооружения, позволяющие расширять возможности применения Су-25.В варианте аван-проекта ЛСШ самолет имел 6 подкрыльевых точек подвески на которых подвешивались бомбы, неуправляемые ракеты, подвесные пушечные установки и топленные баки, а также один подфизюляжный узел подвески, на котором размещались или подвесная пушка, или дополнительный топливный бак общей массой 2500 кг.В варианте проекта ЛВСШ самолет уже имел практически схожие с серийными машинами характеристики-10 узлов подвески, мощное вооружение общей массой 300 кг.

Вооружения серийного армейского самолета-штурмовика состоит из средств поражения наземных и воздушных целей и системы управления оружием (СУО), обеспечивающей надежное поражение различными способами в условиях их визуальной видимости.

Самолет имеет 10 узлов, подвески расположенных под крылом, на восьми из них, рассчитанных на погрузку 500 кг, он несет различное вооружение следующих типов:

бомбардированное;

управляемое ракетное;

неуправляемое ракетное;

пушечное (артиллерийское), а на двух остальных - управляемые ракеты (УР) “воздух-воздух” для ближнего боя. Бомбардировочное вооружение размещается на балочных держателях БДЗ-25 или многозамковых балочных держателях МБД-2-67У.

--------------------------------------------------------------------------------

Модификации :

Су-25

первая серийная модификация штурмовика.

Су-25УБ

двухместные учебно-боевые самолеты

Су-25УТ, Су-28 двухместная учебная версия

Су-25УБК экспортный вариант самолета Су-25УБ

Су-25УТГ двухместный самолет для отработки техники посадки с использованием наземных и палубных аэрофинишеров

Су-25БМ самолет-буксировщик мишеней

Су-25К экспортный вариант Су-25.

Су-25Т противотанковый штурмовик с новым радиоэлектронным оборудованием и вооружением

Су-25ТК экспортный вариант Су-25Т

Су-25ТМ, Су-39 всепогодный противотанковый штурмовик

ЛТХ:

Модификация Су-25

Размах крыла, м 14.36

Длина самолета, м 15.36

Высота самолета, м 4.80

Площадь крыла, м2 33.70

Масса, кг

пустого самолета 9500

нормальная взлетная 14600

максимальная взлетная 17600

Топливо

внутренние топливо, кг 5000

ПТБ 2

Тип двигателя 2 ТРД Р-195 (на первых - Р95Ш)

Тяга, кН 2 х 44.13 (40.20)

Максимальная скорость, км/ч

у земли 975

на высоте М=0.82

Практическая дальность, км 1850

Боевой радиус действия, км

на высоте 1250

у земли 750

Практический потолок, м 7000-10000

Макс. высота боевого применения 5000

Макс. эксплуатационная перегрузка 6.5

Экипаж, чел 1

Вооружение: одна 30-мм двуствольная пушка ГШ-30-2 в нижней носовой части с 250 патронами.

Боевая нагрузка - 4340 кг на 8(10) узлах подвески, нормальная нагрузка - 1340 кг

Бомбовая нагрузка : До 8 бомб с лазерным наведением,

8-10 500-,250-кг бомбы, 32 100-кг бомбы,

бронебойные бомбы, напалмовые баки

НУР: 8-10 ПУ УБ-32-57 (320(252) х 57-мм)

или 8-10 240-мм, блоки НАР типа С-5 (57 мм), С-8 (80 мм), С-24 (240 мм) и С-25 (340 мм).

УР: воздух-воздух Р-3(АА-2) или Р-60(АА-8)

воздух-поверхность Х-25МЛ, Х-29Л и С-25Л

Контейнеры СППУ-22 с двухствольной 23-мм пушкой ГШ-23Л с 260 патронами.

Link to comment
Share on other sites

  • Модератор Военно дело

МИГ-29

В 1968 г. прошло заседание Военно-промышленной комиссии при Совете Министров СССР по итогам строительства Вооруженных Сил. Было отмечено, что партийная линия на создание сбалансированных ВС является правильной и подтверждается ходом локальных конфликтов, затрагивающий интересы Советского Союза. События тех лет наглядно показали, что малые войны приобрели общемировое значение, а их исход решается не ракетно-ядерным залпом, а напряженным противоборством соединений, оснащенных обычными вооружениями. В конфликтах участвовала советская авиационная техника. Наиболее массово применялись истребители Микояна, которые показали превосходные качества в решении оборонительных задач над своей территорией. Но вскрылись и недостатки советских истребителей.

Министерство обороны поручило ЦНИИ-30 - организации, выполнявшей функции заказчика авиатехники, сформулировать требования к самолету, который должен был заменить истребители МиГ-21, МиГ-23, Су-9, Су-11 и Су-15 в ВВС и ПВО. На первый план были поставлены задачи воздушного боя. Требовалось уничтожать истребители в ближнем маневренном бою, выполнять перехват одиночных и групповых целей, сопровождать тяжелые самолеты и противодействовать перехватчикам противника над его территорией, препятствовать неприятелю вести воздушную разведку. Для этого самолет должен был получить новое БРЭО, работающее как при наведении с КП или с самолета ДРЛО, так и автономно. В число авиационных средств поражения (ДСП), помимо ракет, требовалось включить пушку. Расчет делался на завоевание превосходства в воздухе на типовом ТВД в условиях противодействия истребителей 4-го поколения YF-15, YF-16, P.530 и YF-17. Изучались возможные алгоритмы воздушного боя с самолетами F-4E, "Мираж IIIC", А-4, "Ягуар", "Торнадо", F-111, F-6 и др. Новому истребителю также полагалось уничтожать наземные и морские цели неуправляемым оружием, в т.ч. наносить тактические ядерные удары, действуя с малых высот. Наконец, он должен был вести комплексную воздушную разведку.

Одним из главных идеологов нового самолета был видный сотрудник ЦАГИ академик Г.С.Бюшгенс. В свое время он принимал участие в создании компоновки МиГ-25, которая имела значительные резервы, в том числе и для повышения маневренности. Идеями, заложенными в "двадцать пятый", весьма успешно воспользовались американцы, спроектировав по схеме "прямолетающего" МиГа маневренный F-15.

Аналогичная компоновка была "спущена" конструкторским бюро А.И.Микояна, П.О.Сухого и А.С.Яковлева, которые получили задание на проектирование перспективного фронтового истребителя (ПФИ). Предполагалось за счет ограничения скорости и высотности, установки облегченного БРЭО и экономичных двигателей, а также нового крыла и современной системы управления добиться существенного повышения скороподъемности, горизонтальной и вертикальной маневренности, характеристик разгона и торможения истребителя. Заказчик также требовал повышения дальности полета для завоевания превосходства в воздухе за линией боевого соприкосновения. Практически сразу же всем самолетам были присвоены официальные индексы МиГ-29, Су-27 и Як-45, но они пока были секретными и в переписке использовались обезличивающие цифровые обозначения. Микояновский проект получил обозначение "тема N9". Ведущим по "девятке" стал зам. генерального конструктора А.А.Чумаченко. С самого начала работ в них были вовлечены многие видные специалисты фирмы: Р.A. Беляков, М.Р.Вальденберг, Г.А.Седов и др.

Для нового самолета НИИ приборостроения (НИИП) проектировал многорежимную по видам излучения, многоканальную по обнаружению и сопровождению целей РЛС с фразированной антенной решеткой (ФАР). Предусматривались скоростная цифровая обработка информации и ее вывод на индикатор на фоне лобового отекла (ИЛС) или монохромный индикатор прямой видимости (ИПВ), Впервые в мировой практике на истребителе предусматривалось установить оптико-электронную обзорно-прицельную систему (ОЭПС), дополнявшую РЛС и позволявшую выполнять скрытный поиск и атаку цели.

Проектировалось и новое вооружение, которое позволяло вести воздушный бой на "кинжальной" и на средней (до 75 км) дальностях. Учитывая опыт эксплуатации МиГ-21ПФ, который за слабое вооружение получил кличку "голубь мира", было принято решение довести боекомплект до уровня, принятого на истребителях США. Наиболее перспективным изделием средней дальности считалась ракета К-25, прототипом которой стала американская AIM-7E. Большинство вариантов компоновок ПФИ предусматривало подвеску двух К-25 по бокам совковых воздухозаборников и еще двух - в полуутопленном положении под фюзеляжем. На промежуточных дальностях (до 10 км) предполагалось использовать ракету К-14, которая являлась дальнейшим развитием массовой Р-13М. В ней были использованы те новинки, которые удалось обнаружить в новых модификациях американских "Сайдуиндеров", а также собственные наработки. В ближнем бою ставка была сделана на перспективную высоко маневренную ракету К-62, разработка которой только начиналась. Дополняла арсенал самолета новейшая двуствольная 30-мм пушка АО-17А. Для поражения наземных целей решили обойтись - малым джентльменским набором": блоками НАР С-5 и С-8, тяжелыми С-24, авиабомбами, разовыми кассетами и зажигательными баками калибра до 500 кг или одним ядерным спецбоеприпасом.

Управление вооружением, прицельным и навигационным оборудованием было сведено в единый оптико-электронный прицельно-навигационный комплекс (ОЭПНК). В конечном итоге именно он определил массогабаритные характеристики самолета в целом - расчетный взлетный вес превысил 20 т, а длина приблизилась к 20 м. Исследования показали, что удовлетворить всем требованиям ТЗ не удастся. Оказалась хуже расчетной экономичность двигателей, превышен был вес локатора.

В конце 1970 г., когда планировалось подведение первых итогов конкурса ПФИ, коллектив ОКБ понес тяжелую утрату - 9 декабря скончался Артем Иванович Микоян. Перед высокими руководителями выступал Г.Е.Лозино-Лозинский. Неожиданно для Заказчика и конкурентов он предложил проект самолета, совершенно не укладывавшийся в первоначальное ТЗ - легкий фронтовой истребитель, логическое продолжение МиГ-21 и МиГ-23. Докладчик сослался на опыт эксплуатации смешанных авиационных группировок, например, в СССР - МиГ-21 и МиГ-23, во Вьетнаме - МиГ-17 и МиГ-21, в Израиле - F-4 и "Мираж III". И, наконец, в США был выбран тандем из тяжелого F-15 и легкого F-16. По его мнению, парк истребительной авиации ВВС СССР конца XX века должен был на 1/3 состоять из тяжелых истребителей и на 2/3 - из легких. Стоимости этих самолетов должны были соотноситься как 2:1, а боевая эффективность в разных условиях - от 1,5:1 до 1:1.

Предложение было воспринято весьма неоднозначно, в том числе и в собственном КБ, тем не менее, его приняли. В дальнейшем вся программа была разделена на "легкую" и "тяжелую" ветви, что было документально оформлено в 1972 г. Так возникло название "перспективный легкий массовый истребитель" (ПЛМИ), которое позже замени ли на "легкий фронтовой истребитель" (ЛФИ). При этом на микояновской фирме обозначения самолета "9" и "29" сохранились.

К тому времени появилась мода на интегральные аэродинамические схемы истребителей, позволявшие добиться большей подъемной силы и увеличения внутренних объемов конструкции. Стали также активно изучаться корневые наплывы крыла и вихревая аэродинамика. Ранее конструкторы старались, во что бы то ни стало избежать срыва потока, теперь же они намеренно провоцировали его, создавая мощный вихрь вдоль передней кромки наплыва. С ростом угла атаки возрастает интенсивность вихря, увеличивая подъемную силу и тормозя развитие срыва потока на крыле. А когда срыв все же наступает, его характер получается плавным, что препятствует сваливанию в штопор. Кроме того, крыло с наплывом имеет меньшее волновое сопротивление и меньший сдвиг центра давления с ростом числа М. Интегральная компоновка увеличивает эффективность наплывов.

7 августа 1972 г. вышел приказ МАП, предписывавший использовать для ЛФИ интегральную схему с наплывом. Специалисты ЦАГИ предложили очередную компоновку "а-ля МиГ-25" с плавными сопряжениями агрегатов, но в ОКБ разработали собственный вариант общего вида самолета, получившего индекс "9-11", или МиГ-29Д ("дублер"). Интересно отметить, что к этой компоновке приложил руку старейший конструктор фирмы Я.И.Селецкий, который работал еще над МиГ-1.

Машина получилась необычной. Фюзеляж "выродился". Двигатели разместили в отдельных гондолах, воздухозаборники (ВЗ) - под наплывами крыла, которые плавно сопрягали все агрегаты в единое гармоничное тело. Такая компоновка не только создала оптимальные условия для работы силовой установки, но и обеспечила отличный доступ ко всем агрегатам. В то же время, низкое расположение ВЗ создавало опасность попадания в них камней и гравия с ВПП. Тогда было предложено использовать на взлете отдельные воздушные каналы, которые закрывались бы после отрыва. Нечто подобное было сделано на китайском истребителе J-12. Против "воздухозаборников по-китайски" имелись серьезные аргументы. Выло не ясно, сможет ли двигатель с такими ВЗ устойчиво работать на форсаже. Кинематика получалась сложной, дополнительные каналы занимали большой объем, и все же выбор сделали в их пользу.

Был решен и вопрос двигателей. Выбор пал на инициативную разработку Ленинградского ГМЗ им.Климова - РД-33 ("изд. 59"), спроектированный под руководством С.П.Изотова. РД-33 и его одногодок АЛ-21Ф стали первыми советскими серийными двухконтурными двигателями, специально спроектированными для установки на истребители. Помимо двухконтурной схемы, которая с таким трудом завоевала себе место в СССР, они имели еще одну важную особенность. Их система управления была уже не электромеханической, а электронной аналоговой. Это открывало новые возможности для оптимального регулирования работы силовой установки, повышения газодинамической устойчивости и топливной экономичности, снижало массу систем двигателя.

Существенно менялась и вся "начинка" истребителя, Первоначально предусматривалось применение статически неустойчивой компоновки самолета в сочетании с перспективной системой дистанционного управления. Однако эта система, одна из функций которой состояла в искусственном повышении устойчивости, оказалась далекой от совершенства. От нее пришлось отказаться, возвратившись к статически устойчивой компоновке и несколько снизив маневренность, что было шагом назад. Легкую многоканальную РЛС с ФАР создать не удалось. Вместо нее было решено применить локатор С-29 с обычной антенной. В 1969 г для форсирования работ институты приборостроения и радиоэлектроники были сведены в НПО "Фазотрон". Таким образом, объединялись усилия разработчиков систем для Су-27 и МиГ-29, которые теперь должны были получить унифицированные на 70% станции.

Характеристики ракет К-25 перестали удовлетворять Заказчика. В 1973 г, когда проект МиГ-29Д уже был на пороге защиты, НПО "Вымпел" и "Молния" получили задания на проектирование новой ракеты средней дальности К-27. Она должна была поставляться с активной, пассивной, полуактивной радиолокационными или тепловой ГСН с обычной или "высокоэнергетической" двигательной установкой (ДУ). В базовом варианте ДУ максимальная дальность пуска должна была составлять 70-80, а в "энергетическом" - 100-120 км. К-27 оснастили развитыми аэродинамическими поверхностями, и крепление ракет вплотную к фюзеляжу стало невозможным. От использования К-14 отказались в пользу К-62 и новой ракеты промежуточной дальности К-72. Это оружие отличалось не только техническими, но и политическими преимуществами, т.к. не имело "трофейной" родословной.

Работы по созданию вооружения и БРЭО для МиГ-29 были еще далеки от завершения, и для подстраховки ОКБ получило задание на упрощенный проект ЛФИ, названный МиГ-29Д. Он оснащался РЛС "Янтарь" - модификацией локатора "Сапфир-23МЛ-2" самолета МиГ-23МЛ. Ракеты К-27 были заменены серийными Р-24Р/Т, К-72 из комплекта вооружения изымались, а на малых дальностях полагалось использовать К-62. В перспективе для МиГ-29Д предполагалось создать вариант ракеты Р-24 с новой многоканальной ГСН. 26 июня 1974 г. вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР, узаконившее проектирование и опытное строительство нового варианта МиГ-29, получившего шифр "9-12".

Эскизный проект и макет самолета "9-12" были представлены к защите в 1976 г. Несмотря на то, что расчет делался на модификации РЛС "Сапфир" и другого оборудования 3-го поколения, основным вооружением машины стали новые ракеты К-27А/Б, К-62 и К-72, предусматривалось применение серийных УР малой дальности К-13М и перспективных К-14. В том же году началась постройка первого опытного самолета. Между ММЗ им. Микояна и Московским АПО им. Дементьева (МАПО) был заключен договор о кооперации в строительстве опытной и установочной серий.

Проектирование МиГ-29 пришлось на период, когда советская авиапромышленность получила компьютерную технику, впервые позволившую на практике реализовать вычислительные методы определения прочностных и аэродинамических характеристик самолета. Дело это было новое, и для подтверждения расчетных данных продолжали использоваться традиционные экспериментальные приемы. Для МиГ-29 было изготовлено множество моделей и стендов, в т.ч. имитировавших колебания элементов конструкции, боевые повреждения, обледенение и т.п. Ответственные узлы изготавливались вариант за вариантом в натуре и проходили различные виды испытаний. И, наконец, состоялись продувки в аэродинамической трубе "живого" самолета, а также статические испытания на прочность. Первый планер для статиспытаний был построен микояновцами летом 1977 г., затем еще два самолета "на слом" выпустило МАПО.

В августе 1977 г, первый опытный МиГ-29 перевезли на аэродром ЛИИ. После наземных проверок 10 октября шеф-пилот фирмы Александр Федотов поднял "девятку" в первый полет. На этом экземпляре, получившем N901 (борт 01), исследовались ЛТХ, штопорные характеристики, устойчивость, управляемость, работа системы управления и другого оборудования самолета. Штатное БРЭО и вооружение пока отсутствовали, были установлены двигатели РД-33 серии О, которые еще были далеки от совершенства. Испытания РД-33 шли очень напряженно. У разработчиков самолета оказалось множество претензий к компоновке двигателя, от которых ГМЗ им.Климова интенсивно отбивался, однако менять силовую установку уже никто не собирался.

На "единичке" двигатели серий 0, 1 и 2 сменяли друг друга. Испытания силовой установки планировалось провести на втором опытном образце N903, первый полет которого состоялся 20 апреля 1978 г., но 15 июня в 9-м полете произошла авария. Из-за падения давления в маслосистеме правого двигателя разрушился компрессор. Его разлетевшиеся лопатки вызвали пожар, перебили тяги управления, самолет перешел в кабрирование, затем сорвался в штопор, и летчик-испытатель В.Е.Меницкий катапультировался, получив тяжелые травмы.

Тем временем завершилась предварительная отработка прицельного оборудования и управляемого вооружения. Для этого была использована летающая лаборатория ЛЛ-124 (на базе Ту-124], на которой установили радиолокационный прицельный комплекс (РЛПК) "Рубин", систему управления вооружением СУВ-29, а также головки ракет К-27, К-62, К-72 и К-14. Испытания самих ракет прошли на лаборатории "РВ", переоборудованной из самолета МиГ-23МЛ. Один МиГ-23БК (ЛЛ-915) был использован для отработки инерциальной навигационной системы СН-29.

Первым МиГ-29 с полностью укомплектованной СУВ должен был стать самолет N902. Из-за задержек с оборудованием он совершил первый полет лишь 28 декабря 1978 г. Но и к этой дате РЛС поставить не успели и начали программу испытаний тепловых ракет К-62М. К-72 и К-27Т, а также комплекса ОЭПрНК-29. В его состав вошли оптико-электронная прицельная система ОЭПС-29, система навигации СН-29, система управления оружием СУО-29, нашлемная система целеуказания "Щель-3", вычислитель ЦВМ Ц-100, система единой индикации СЕИ-31, фотокинопулемет и многофункциональные пульты управления. На том же самолете отрабатывалось применение бомбового вооружения и пушки - одноствольного орудия 9А4071 (ГШ-301). Оно было спроектировано тульским КБ в инициативном порядке под патрон от пушки АО-17 с использованием многих решений, примененных в ней. Скорострельность уменьшилась, но и масса орудия снизилась более, чем вдвое.

Испытания показали, что вылетающие из-под передней стойки шасси камешки попадают точно в ВЗ. Стойку на "902-м" пришлось сдвинуть на полтора метра назад и укоротить. Но из-за этого пришлось уменьшить бак N1 и, чтобы компенсировать потерю топлива, дополнительные баки разместить в крыле. В мае 1980 г на этом самолете началось выполнение летной программы этапа "А" Государственный испытаний (ГИ). Бригадой ГК НИИ ВВС руководил И.Кристинов, представителем ОКБ был А.Белосвет, ведущим летчиком-испытателем - В.В.Мигунов, участвовал также летчик-испытатель В.М.Горбунов, а затем подключились В.Кондауров, В.Лотков и др.

Опоздание со сдачей "двойки" и авария "тройки" нарушили стройность графика строительства и запутали нумерацию машин. 5 апреля 1979г. в воздух поднялся первый МиГ-29 установочной серии (борт 08), которым решили заменить потерянный "903-й" и выполнить программу испытаний силовой установки. За небольшой период заводских испытаний последовательно устанавливались РД-33 серий 0,1,2 и 2с. Изделия серии 2с получили ряд важных отличий, главным из которых было нижнее размещение агрегатов маслосистемы, что обеспечило удобный доступ к ним. В 1930 г. МиГ-29 N908 был передан на этап "А" ГИ, но в конце года он был потерян. На этот раз разрушился диффузор камеры сгорания двигателя, и снова получила повреждения система управления. Пилотировавшему самолет Федотову пришлось катапультироваться, причем он также получил тяжелые ранения. Приемку двигателей РД-33 прекратили, из-за чего график передачи на летные испытания самолетов опытной и установочной серий опять нарушился. К счастью, дефект был найден, в конструкцию РД-33 внесли соответствующие доработки, и в дальнейшем "изделия 59с" показали себя достаточно надежными. В программе испытаний двигателей использовалась также четвертая машина установочной серии (борт 21).

Испытания устойчивости, управляемости, механической системы управления и САУ самолета МиГ-29 проводились на 4-м опытном образце (N917). В августе 1930 г. он был передан на ГИ. В ходе полетов в ГК НИИ ВВС обнаружились серьезные проблемы, для устранения которых пришлось изменить систему управления по крену. Летом 1982 г. борт 17 доработали, обеспечив дифференциальное отклонение горизонтального оперения (этот вариант был предварительно отработан на 7-й машине установочной серии). В следующем году его система управления еще раз подверглась доработке с целью повышения эффективности на больших углах атаки.

МиГ-29 был рассчитан на максимальную эксплуатационную перегрузку 9g при запасе топлива 85%. В 1981 г. для оценки статической прочности и ресурса планера под воздействием предельных перегрузок задействовали самолет N904. Затем эта машина была доведена до летного состояния. Ее испытания, в т.ч. и в воздухе, подтвердили правильность новых методов расчета, примененных конструкторами.

МиГ-29 проявил отличные маневренные качества, однако 1984 г принес большие неприятности. С разрывом в 3 дня (4 и 7 февраля) при сходных обстоятельствах погибли сразу два серийных МиГа. В первом случае самолет пилотировал летчик-снайпер старший инспектор ВВС А.А.Корешков. Во время выполнения виража с большими углами атаки он пытался парировать нарастающий крен, однако элероны "зависли", т.е. самолет не реагировал на их отклонение, а затем возникала и обратная реакция по крену. Во втором случае в кабине истребителя находился п-к В.А.Лотков. У него режим обратной реакции по крену возник уже на 52 секунде полета, причем ситуацию усугубили дефекты системы управления, которые позже устранили. По результатам расследований этих катастроф было решено уменьшить предельный угол атаки до 21° вместо заданных 24-х.

Заказчика, естественно, это не устраивало. Проведенные испытания показали, что самопроизвольное кренение можно компенсировать движением рулей направления. Но это было сложно для летчика средней квалификации, и в канал РН были введены автоматические рулевые машинки (АРМ). Кроме того, решили увеличить хорды РН за счет установки "ножей". Далее на ПВД самолета установили генераторы вихрей - небольшие пластинки, создававшие мощные вихревые потоки вдоль фюзеляжа, а в САУ ввели режим "антизависания" элеронов. Проведенные работы позволили довести значения критических углов атаки до 26-28°, но Заказчик потребовал ограничить этот параметр 24°, записанными в Техническом задании.

Несколько МиГ-29 использовалось для испытаний системы вооружения. На 2-й машине установочной серии (борт 18) впервые разместили штатный локатор Н019, а на борту 19 - цифровой вычислитель Ц100. Самолет N920 после завершения основной программы ГИ был передан на полигон Новая Земля для испытаний бортового оборудования, обеспечивающего применение ядерных боеприпасов. При этом использовались имитаторы и наземные стенды. Пятый самолет установочной серии (борт 23) задействовали для испытаний ОЭПрНК-29, комбинированной оптико-лазерной станции КОЛС, оптического прицела и пушки. Как и положено, испытания выявляли недостатки, после устранения которых МиГ-29 стал успешно демонстрировать обязательные качества истребителя. Так, в июле 1982г. с борта 18 ракетой Р-27Т впервые была поражена воздушная цель. Кроме того, прошли стрельбы УР малой дальности К-62М (в серии Р-60М) и К-72 (Р-73).

Успех в создании комплекса БРЭО и вооружения позволил отказаться от выпуска переходной упрощенной модификации. В связи с этим прототипы МиГ-29А, для которых зарезервировали номера с 905 по 907 и с 909 по 916, не строились. Шестая машина установочной серии почти не летала, а использовалась для продувок в аэродинамической трубе. Последний, восьмой самолет установочной серии N925 получил все усовершенствования, накопленные за время проведения заводских и Государственных испытаний. Он стал эталоном для производства.

В начале восьмидесятых к Государственным испытаниям МиГ-29 подключились первые серийные самолеты. Был выполнен огромный объем работ, исследованы все возможные режимы полетов, составлено Руководство по летной эксплуатации самолета и другие нормативные документы. На этом этапе была потеряна еще одна машина. В 1983 г попал в аварию на серийном самолете летчик ЛИИ Р.Станкявичус. Во время полета на штопор он попытался воспользоваться противоштопорными ракетами, но из-за неправильного подключения они лишь усугубили ситуацию, и пилоту пришлось покинуть машину на высоте около 200 м. Но все же трудный путь Госиспытаний, в которых было выполнено 2330 полетов на 12 самолетах, успешно завершился. МиГ-29 получил рекомендацию к принятию на вооружение ВВС СССР.

Рассказ о создании МиГ-29 будет не полным без упоминания о новом методе испытаний, который впервые был применен на практике как раз во время разработки советских истребителей 4-го поколения. В начале 1970-х гг. в проблемной лаборатории кафедры конструкций самолетов Харьковского авиационного института под руководством О.Р.Черановского была создана методика изучения критических режимов полета самолета на динамически подобных свободнолетающих моделях. Она позволила исследовать наиболее опасные явления, не рискуя жизнью летчика. Микояновская фирма заказала ХАИ серию таких моделей МиГ-29, которые получил и шифр ДМ 1. Непосредственно работу возглавил В.Д. Белый. Для обеспечения испытаний на ММЗ была сформирована бригада во главе с начальником отдела аэродинамики Ю.В.Андреевым. Общее руководство модельной тематикой осуществлял бывший шеф-пилот ОКБ главный конструктор Г.А.Седов.

Первая модель (ДМ1-1) была сдана в декабре 1980 г. Она представляла собой точную копию самолета "9-12" в масштабе 1:4. 3 ноября 1981 г. на полигоне в Ахтубинске ДМ1-1 совершила первый полет, отделившись от Ту-16 на высоте 9 км. Модульная конструкция ДМ1 позволяла оперативно изменять их аэродинамическую компоновку и центровку в соответствии с исследуемой модификацией самолета и обходиться небольшим количеством моделей. Всего построили 4 модели, на которых исследовались варианты "9-12", "9-13", "9-15", "9-31" и "9-51" и были проведены большие экспериментальные работы общего характера. С 1981 по 1989 гг. прошло более 80 полетов ДМ1. В экспериментах основное внимание уделялось характеристикам сваливания и штопора, исследованию режимов боевого маневрирования с несимметричными подвесками, в различных конфигурациях механизации крыла и стабилизатора, при повреждениях системы управления. При этом модель ДМ1-3 попала в считавшийся маловероятным интенсивный плоский штопор, потребовавший разработки и проверки нетрадиционного метода вывода при помощи продольной раскачки самолета рулем высоты.

Испытания на боевое применение выявили тенденцию к курсовой раскачке самолета на больших углах атаки. Это обстоятельство могло обесценить преимущество высокой маневренности МиГа, мешая прицеливанию. На моделях была выполнена большая программа исследований по устранению этого явления путем введения в систему управления новых элементов.

Большой объем работ был выполнен по программе повышения маневренных характеристик самолета, достижения т.н. сверхманевренности. Исследовались режимы энергичных эволюции на предельных углах атаки для уклонения от ракет противника и занятия выгодной позиции для стрельбы. Полученные данные, наряду с рекомендациями ЛИИ, стали достоянием КБ и строевых частей, в частности, они использовались при разработке фигуры высшего пилотажа "кобра Пугачева". На ДМ1 изучались перспективные аэродинамические компоновки самолета и алгоритмы САУ, новые способы управления с помощью выдвигаемых аэродинамических поверхностей в носовой части фюзеляжа и управляемых вихре генераторе в, проводились работы по оптимизации формы наплывов крыла и другие исследования.

Для выпуска МиГ-29 было выбрано МАПО, которое занималось производством предшественника "девятки" - МиГ-23. Другой московский завод "Знамя труда" должен был выполнять заготовительные работы, изготавливать отдельные детали и агрегаты. Окончательную сборку и приемосдаточные испытания поручили входившему в МАПО Луховицкому машиностроительному заводу (ЛМЗ). Модификация "9-12" получила заводское обозначение "изделие 5". Подготовка производства самолета началась в 1982 г, а в следующем первые серийные машины уже были переданы Заказчику. Производство самолетов "9-12" для нужд ВВС СССР было завершено в 1986 г, в дальнейшем эта машина строилась только на экспорт.

МАПО и ГАПО основательно подошли к вопросу технического переоснащения при переходе на выпуск боевых самолетов 4-го поколения. Впрочем, эти предприятия всегда отличались высокой культурой производства. Лучшей иллюстрацией этого был белый кафельный пол 40-го цеха ГАПО, по которому рабочие передвигались только в специальных мягких тапочках. Оба предприятия стояли во главе могучей кооперационной пирамиды. Двигатели для МиГ-29 всех модификаций строил машиностроительный завод им. Чернышева, расположенный в Тушино, который с 1982 г, развернул массовый выпуск РД-33 серии 2с. Ленинградский завод "Красный Октябрь" поставлял для МиГ-29 вспомогательную силовую установку ГТДЭ-117, различные системы, приводные механизмы и автоматику. Электронику производили курское ПО "Прибор", Рязанский приборостроительный завод, хмельницкое ПО "Новатор" и другие предприятия. С началом серийного выпуска самолета новым ведущим конструктором по нему был назначен М.Р.Вальденберг.

При развертывании производства МиГ-29 на предприятиях принимались строжайшие меры секретности. Так, в сборочных корпусах висели графики пролета иностранных спутников, которые регламентировали время выкатки самолетов за пределы зданий. При буксировке на ЛИДБ в Горьком на МиГ-29УБ надевали фальшивые крылья и носы, что делало их похожими на МиГ-25. Был случай, когда на ГАПО заместителя начальника цеха лишили 13-й зарплаты за то, что он разрешил в ночное время выкатку спарки без этих "украшений".

Что же представлял собой МиГ-29 как продукт индустрии последней четверти двадцатого века? Внешне грубоватый, не отличавшийся отделкой "а-ля лимузин", без покраски самолет смотрелся довольно топорно. Особенно ярко это было видно в Горьком, где в 40-м цехе на окончательной сборке обычно находились одновременно 6 МиГ-29УБ и 4 МиГ-31. Последний заметно отличался по качеству изготовления в лучшую сторону, тем не менее, внешняя простота "девятки" была вполне рациональной. Проектирование МиГ-29 и Су-27 впервые в отечественной военной авиации велось с учетом критерия "стоимость-эффективность", и расчеты показали, что затраты на выравнивание панелей, снижение количества выступающих заклепок и болтов не окупятся существенным ростом характеристик. Мало того, замена части выступающих головок крепежа потайными привела бы к сокращению срока службы самолета.

В Горьком еще в 1950-х гг. была разработана первая в СССР система управления качеством продукции "канарспи" (качество, надежность, ресурс с первого изделия). Она предусматривала контроль за входящими изделиями и материалами, отслеживала соблюдение технологии, соответствие деталей чертежу и ТУ. Базируясь на личной ответственности, она отличалась довольно жесткими штрафами за брак. Постепенно этого стало недостаточно -потребовалось изменение самой технологии. Долгое время основой авиационного производства был плазово-шаблонный метод сборки и увязки оснастки. Но для сверхзвуковых самолетов ПШМ в первоначальном виде уже не годился Увеличение числа деталей, выполняемых выклейкой, вакуумным формованием, штамповкой и ковкой, повышение требований к их качеству делали необходимым введение объемных носителей размеров - эталонов поверхностей. Эталонно-шаблонный метод значительно увеличивал стоимость оснастки и оправдывал себя лишь при больших заказах. Он стал основным для МиГ-29, наряду с ним использовались и более новые методы.

В конструкции истребителей 4-го поколения был применен целый ряд новых конструкционных материалов, в т.ч. алюминиево-литиевый сплав 1420. При той же прочности, что и у дюраля, он был заметно легче, но его освоение проходило довольно тяжело. Новый материал оказался менее пластичным, чем дюраль, и штампованные детали из него трескались. На первых порах 1420-й пришлось заменять полуфабрикатами из традиционного Д18, что вело к перетяжелению конструкции. Постепенно были внедрены новые техпроцессы, позволившие изжить эти проблемы.

На первых сериях многие крупногабаритные панели обшивок, средние части гондол двигателей и т.п. изготавливались из композиционных материалов на основе стекловолокна. Но эксплуатация выявила крупный недостаток этих КМ - впитывание влаги и потерю местной прочности. Заводское КБ ГАПО обратилось к заводу "Красное Сормово" с просьбой поделиться опытом создания водостойких КМ, которые много лет использовались в гражданских судах на подводных крыльях. Однако соседи (заводы расположены в одном районе Горького) решительно отказали, сославшись на секретность этих материалов. В итоге детали из КМ заменяли металлическими, что также влекло рост массы.

По мере освоения производства и приобретения опыта эксплуатации самолета в его конструкцию вносились многочисленные изменения. Их авторами становились не только специалисты ОКБ, но и заводские инженеры. Например, в Горьком к тощенькой пачке документации на сборку балок подфонарной рамы кабины (штук тридцать деталей) к 1990 г уже было подколото полтора десятка бюллетеней по доработкам и изменениям. Доработки внедрялись даже по ходу изготовления отдельно взятой серии. Обычно они касались технологии производства, внутренней конструкции, оборудования (например, вместо устаревшего радиовысотомера РВ-15 применили новый А-037, а вместо РСБН А-312 - А-323 и т.д.) и на внешнем виде машин отражались мало. Наиболее заметно изменилось оперение. Практически в самом начале производства МиГ-29 лишился нижних килей, которые в свое время рекомендовал ЦАГИ для улучшения штопорных свойств истребителя (полеты ДМ1-1 и последующие испытания самолета показали, что они не нужны). В первоначальной конфигурации выпустили немногим более 70 машин "9-12", последнюю из которых сдали в 1984 г.

По опыту испытаний самолета N917 были увеличены рули направления, а в их каналах установили АРМы. У основания килей смонтировали блоки выброса пассивных помех.

Первым новые истребители в 1983 г. получил 4-й Центр боевой подготовки и переучивания летного состава ВВС. Два полка ЦБП, 455-й инструкторско-испытательный смешанный авиаполк (ИИСАП) в Липецке и 760-й в Воронеже приняли 37 новых истребителей. Переучивание на МиГ-29 строевых летчиков стало важнейшей задачей Центра на долгий период. В ходе войсковых испытаний, несмотря на ряд аварий, самолет получил высокую оценку. Особую роль в его освоении сыграл начальник ЦБП С.С.Осканов. Много летая на "двадцать девятом" и на самолетах других типов, в т.ч. на Су-27, он доказывал, что легкий МиГ-29 может вести бой с более мощными машинами противника, например, с F-15, и выйти из него победителем. Генерал-майор Осканов погиб в полете на МиГ-29 в феврале 1992 г.

Чтобы ускорить освоение МиГ-29, к этому процессу приступили и другие учебные центры ВВС, в частности, 1080-й УАЦ в Борисоглебске, подразделения которого получили 79 новых истребителей. Но особой честью считалось попасть на туркменский аэродром Мары, где в начале 1970 г была сформирована авиабаза N1521 и ЦБП советников для армий дружественных стран. С самого начала обучение велось с учетом опыта малых войн, и деятельность Центра быстро получила хорошую оценку, а используемая его специалистами учебная программа "Кавказ" была принята и для летчиков ВВС СССР. Как и в аналогичных американских частях, в СССР бытовала практика сажать условного врага на устаревшие самолеты. В Марах агрессора имитировала 2-я эскадрилья, вооруженная МиГ-23МЛД. Но, как оказалось, техническое преимущество - это еще не все. В кабинах "двадцать третьих" сидели лучшие летчики ВВС, обладавшие богатейшим практическим опытом. Они хорошо знали местность и свою матчасть, до автоматизма "накатали" программу, большинство из них побывало в разных загранкомандировках. Да и МиГ-29 на первых порах не во всем превосходил МиГ-23МЛД. Одним из крупных недостатков "9-12" первых серий была существенно меньшая дальность обнаружения его РЛС, по сравнению с установленным на МиГ-23 "Сапфиром".

В Марах упор делался на ближний воздушный бой на малых и средних высотах. Отрабатывались приемы, включавшие действия силами пара-звено-группа с применением сложного и высшего пилотажей. Маневренные качества как МиГ-29, так и его "противника" позволили возродить давно забытый у нас бой на виражах, когда огонь открывается со 100-200 м. Особую роль приобрели навыки стрельбы из пушки. В этих условиях оказалось важным не только мгновенно определять принадлежность самолета, но и различать конкретные машины своей группы. В результате на истребителях ЦБП знаки визуальной идентификации были изменены - появились большие номера на килях и хорошо заметные в воздухе "коньячные полосы". Как говорили летчики-инструкторы Центра, эти полосы не только помогали курсанту ориентироваться, но и наглядно указывали, какой напиток следует "выставить", чтобы победить опытнейших "зубров" 8 учебном бою. И в этой шутке была лишь малая доля шутки.

Первой строевой частью, получившей МиГ-29, стал 234-й Гвардейский Проскуровский ИАП Московского ВО. В 1983 г. на базу полка в Кубинке прибыло 20 самолетов "9-12". Кроме них, в части осталось несколько МиГ-23УМ. Переучивание летчиков полка контролировали заместитель главкома ВВС маршал А.Н.Ефимов, инспекторы МО и высшие партийные органы.

Приоритет при поступлении МиГ-29 в войска отдавался округам, которые противостояли группировкам НАТО в Европе. Вслед за 234-м ГИАП новые МиГи поступили в 968-й ИАП2, входивший в 95-ю истребительную дивизию 26-й ВА (аэродром Россь, БелВО). В Прикарпатском ВО МиГ-29 типа "9-12" принял 145-й ИАП 14-й воздушной армии, базировавшийся в городском аэропорту Ивано-Франковска. Позже, уже на рубеже 1990-х гг. 36 МиГ-29 принял 168-й ИАП 24-й ВА из Староконстантинова.

На южном направлении лидером в освоении "девятки" стал 176-й ГИАП, базировавшийся на аэродроме Миха Цхакая в Грузии. Далее МиГ-29 поступили в 119-ю дивизию 5-й ВА (Одесский ВО). В составе этой ИАД имелись два полка - 86-й Гвардейский (аэродром Маркулешты, Молдавия) и 161-й (Лиманское, Крым).

Центральные военные округа (Приволжский, Уральский и др.) пока дожидались своей очереди, а на Крайнем Севере и Дальнем Востоке летчики ВВС осваивали Су-27, более подходящий для их просторов. Но МиГ-29 имелись и там, например, в полку 1-й ВА ВВС Дальневосточного ВО в Орловке. А вскоре "двадцать девятые" появились и за рубежом, в группах войск, расположенных на территории соцстран.

Наибольшим количеством таких истребителей - порядка 250 машин на начало 1990-х гг. - располагала 16-я ВА дислоцированной в ГДР Западной группы войск. Там перевооружение на МиГ-29 началось с 16-й Краснознаменной Свирской ГИАД. В 1986 г. 33-й полк этой дивизии, размещенный в Виттштоке, сдал свои МиГ-23М и первым за пределами СССР получил истребители 4-го поколения. Из-за отсутствия МиГ-29УБ в части остались МиГ-23УМ. В следующем году начал переучивание 773-й ИАП в Дамгартене. Он уже получил МиГ-29УБ, но и МиГ-23УМ также сохранились в его составе. Третий полк дивизии, 778-й ИАП из Финова, ранее располагавший МиГ-23М и МиГ-25П, принял уже не только "девятки" версий "9-12". "9-51", но и "9-13".

В 1987 г. в связи с переходом на МиГ-29, 35-й авиационный полк истребителей-бомбардировщиков (АПИБ) вновь стал истребительным. Он размещался на аэродроме Цербст и входил в 126-ю Краснознаменную ГИАД 16-й ВА. При возвращении в истребители 1 -я эскадрилья приняла 12 самолетов "9-12". Следом за ним переоснастили входивший в ту же дивизию 73-й Волгоградско-Венский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого ГИАП, базировавшийся на аэродроме Кжтен.

В 1988 г. дошла очередь и до еще одного весьма титулованного соединения - 6-й Донецкой Сегедской Краснознаменной ордена Суворова ГИАД. В этой дивизии первым принял самолеты нового типа 85-й Севастопольский Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого ГИАП, дислоцировавшийся в Мерзебурге. В 1989 г получил МиГ-29 следующий полк дивизии -31 -и Никопольский Краснознаменный ордена Суворова ГИАП, размещенный на аэродроме Фалькенберг, а за ним - 968-й ИАП из Ноблица, Таким образом, в Германии МиГ-29 получили 8 советских полков трех дивизий.

Северная группа войск в Польше перевооружалась на Су-27, т.к. предполагалось, что там придется действовать на больший радиус. Другое дело - 36-я ВА Южной группы войск в Венгрии. В 1986 г, первые "девятки" пришли в 14-й Краснознаменный Ленинградский ордена Кутузова ГИАП им. Жданова 11 -и Гвардейской ИАД, размещенный на аэродроме Кишкунлацхаза. В следующем году сдал МиГ-21бис входивший в ту же дивизию 515-й Померанский ордена Богдана Хмельницкого ИАП из Текеля. Третий полк дивизии, 5-й Краснознаменный Берлинский ордена Богдана Хмельницкого ГИАП из Шармемека завершил переучивание на МиГ-29 в 1988г.

Центральная группа войск в Чехословакии располагала относительно небольшой авиационной группировкой. МиГ-29 в ней начал получать только 114-й Краснознаменный ИАП 131-и смешанной авиадивизии. До вывода в Союз он успел принять 10 "девяток", сохранив 26 МиГ-23.

Собирались использовать легкий маневренный истребитель и в войсках ПВО. Подготовку летчиков на новый тип развернули в 116-м Учебно-авиационном центре в Астрахани. Первой в ПВО на МиГ-29 перевооружилась отдельная эскадрилья этого Центра из Приволжского, но последовавшие вскоре перемены прекратили этот процесс. В 1989 г. 119-я дивизия из ОдВО была переподчинена Черноморскому флоту, переименована в 119-ю Морскую ИАД, а ее полки - в 86-й ГМИАП и 161-й МИАП. Они стали единственными частями Авиации ВМФ СССР, эксплуатировавшими МиГ-29.

Освоение МиГ-29 пришлось на трудный период, ВВС едва успели прийти в себя после реформ начала 1980-х гг., как в 1986-м началась новая волна преобразований. Тем не менее, летчики, творчески подходившие к процессу переучивания и совершенствования своего мастерства, смогли в полной мере почувствовать преимущества нового истребителя. Первое, что отмечали пилоты МиГ-29, - громадная тяговооруженность и скороподъемность. Самолет сам "просился в воздух". Правда, в учебных полетах полагалось выполнять взлет не на форсаже, а на максимальном режиме, что сберегало топливо и ресурс силовой установки.

В программе боевой подготовки прочно заняла место отработка приемов маневренного воздушного боя. Здесь аэродинамические качества самолета с пониженной статической устойчивостью и интегральной компоновкой позволили выполнять маневры, недоступные МиГ-21 и МиГ-23. Одним из крупных недостатков советских истребителей 2-го и 3-го поколений являлся ограниченный боезапас пушки. На МиГ-29 также имелось всего 150 патронов, но были разработаны новые средства и методика прицеливания, позволяющие резко снизить расход боеприпасов на поражение воздушной цели. Предусмотрены два основных боевых режима стрельбы - 70-80 выстрелов и 2/3 боекомплекта (100 выстрелов). Но летчик может установить ограничение длительности очереди - 1 секунда (24-28 выстрелов) или 1,6 секунды (38-40 выстрелов). Длина учебной очереди - 7-9 выстрелов, но, как показала практика, этого достаточно, чтобы сбить маневрирующую мишень. В ближнем бою предусмотрено применение всего набора ракет "воздух-воздух". У каждой из них есть свои положительные стороны: Р-27Р обладает высокой энергетикой двигательной установки и мощной БЧ с чувствительным взрывателем, Р-60М отличается возможностью пуска при любой перегрузке, высокой маневренностью и возможностью стрельбы практически в упор, а считающаяся основным оружием Р-73 располагает большим углом захвата всеракурсной ГСН и хорошей маневренностью, позволяющей поражать цели всех классов.

В программу подготовки на МиГ-29 вошел и перехват воздушных целей на дальностях до 70 км. Он выполняется как автономно, так и с наведением с земли, когда летчик получает команды по радиолинии "Бирюза". Прицеливание и подготовка к пуску ракет всех типов производятся по данным РЛС или оптико-лазерной системы (КОЛС) в зависимости от дальности до цели, типа средств поражения и условий полета. Р-27 показала себя неплохо, однако с МиГ-29 первых серий могли применяться только ракеты с полуактивной радиолокационной ГСН (две Р-27Р), что снижало боевую эффективность самолета при использовании противником средств РЭП. Пришлось менять даже тактику перехвата, т.к. ранее она базировалась на использовании УР и с радиолокационной, и с инфракрасной ГСН. Этот недостаток исчез после появления в арсенале МиГ-29 тепловой ракеты Р-27Т

Опыт применения в войсках МиГ-29 и Су-27 показал, что правильно выбранная тактика позволяет легкому истребителю с успехом противостоять более мощным самолетам. У основного вероятного противника - ВВС США - такой машиной был F-15. При вступлении с ним в ближний маневренный бой превосходство должно перейти к МиГ-29, который, хоть и несколько уступал -Иглу" в характеристиках виража, но в целом обладал более высокой маневренностью за счет лучших скороподъемности, угловых скоростей крена, характеристик разгона и торможения. Микояновский истребитель оснащался и более современным вооружением для борьбы на малых дистанциях - у американцев основной ракетой ближнего боя оставалась AIM-9, постоянные модернизации ГСН которой уже не давали результата, так как сдерживались "застывшей" аэродинамической компоновкой этого почти сорокалетнего реликта.

Существенным преимуществом F-15 справедливо считалась более совершенная РЛС, позволявшая применять ракеты средней дальности с большей дистанции и дававшая американцу право "первого выстрела". Кроме того, у этой станции основным был импульсно-доплеровский режим большой частоты повторения импульсов, который позволял реализовать многоканальность по наведению и сопровождение целей на проходе. Для локатора МиГ-29 основным был моноимпульсный режим средней частоты, который не давал таких больших возможностей, но определял конструктивную простоту системы. Тактики ВВС США полагали, что победу в бою принесет атака из передней полусферы, в которой группа F-15 уничтожит первым залпом большинство МиГов, получит численное преимущество и вообще не позволит выйти советским истребителям на дальность открытия огня, а тем более, навязать ближний бой. Однако позднее при испытаниях МиГ-29 ВВС Германии американцы неожиданно выяснили, что несущие частоты сигнала локаторов F-15 и МиГа близки. В учебном бою этих самолетов РЛС МиГа создавала сильнейшую помеху для радара "Игла", и тот оказался неспособным провести захват и обеспечить пуск ракет, в то время, как станция Н019 уверенно работала, позволяя применять Р-27Р . Это был шок. Ценой больших материальных затрат на американских истребителях срочно провели модернизацию РЛС. Ослабить влияние встречного сигнала удалось за счет "чистки" схемы станции, но в случае увеличения мощности встречного сигнала эта мера оказалась не эффективна, т.е. проблема фактически осталась.

Специалисты ВВС США не придавали большого значения сравнению МиГ-29 со своим основным легким истребителем F-16. Он в середине 1980-х гг. нес только ракеты малой дальности, но затем этот недостаток был исправлен с принятием на вооружение ракеты средней дальности AIM-120 AMRAAM. Аналогичная отечественная разработка Р-77 пока не стала массовым оружием, хотя и поставляется на экспорт.

Отрабатывалось и применение МиГ-29 по наземным целям. Практиковались атаки с горизонтального полета, пикирования или на выходе из него. Автоматизация режима бомбометания с кабрирования не предусматривалась. Прицеливание велось по данным КОЛС с помощью индикатора на фоне лобового стекла. Максимальная масса боевой нагрузки была стандартной для истребителя - 2000 кг. В качестве основного бомбового вооружения предусматривались 4 ФАБ-500 или ФАБ-250М62. Ракетный арсенал состоял из 4 НАР С-24 или такого же количества блоков Б-8М с 30-мм НАР С-8 (поначалу применялись и устаревшие УБ-32 с 57-мм ракетами С-5). Имелась возможность обстрела наземных целей из пушки, но при этом признавалось, что самолет не располагает достаточной живучестью для выполнения штурмовых ударов. В комплект вооружения МиГ-29 могла входить одна атомная бомба, но считалось, что для ее применения этот самолет подходит мало, и во фронтовой авиации предпочтение отдавалось Су-17, МиГ-27, Су-24 и МиГ-25РБ.

В целом, у МиГ-29 номенклатура вооружений "воздух-земля" оказалась скромнее, чем даже у МиГ-21 или МиГ-23, и не включала управляемого оружия (предыдущие МиГи несли УР Х-66 или Х-23М). Не обеспечивалась подвеска тяжелых НАР С-25 и пушечных контейнеров. И самое главное - отсутствовало оборудование, позволяющее атаковать наземные цели вне их оптической видимости. Станция Н019 в принципе могла обнаруживать неподвижные радиоконтрастные цели, но в ее автоматику была "зашита" функция сброса с автосопровождения всех объектов, скорость которых относительно подстилающей поверхности меньше определенной величины. Это сделано для того, чтобы в воздушном бою на малой высоте не происходил ложный захват наземных объектов вместо самолета-цели. Оборудования для ведения воздушной разведки, предполагавшегося в ТЗ, МиГ-29 так и не получил. Не предусматривалось и применение самолета для поражения РЛС противника специальными ракетами.

Важным качеством любого самолета всегда считалась надежность. В этом отношении МиГ-29 оказался на высоте. По официальным данным, на 1995 г. с истребителями этого типа ВВС СССР и СНГ произошло 34 аварии и катастрофы, причем только 6 - по вине техники. Как обычно, свои жертвы собирали различные "показухи". Так, летом 1985 г. при выполнении фигуры "тюльпан" во время показательного полета по случаю завершения учений "Щит-85" в присутствии министра обороны Соколова у одного из самолетов отказал двигатель. Летчик катапультировался. В Марах, в ходе полета в присутствии иностранной делегации, летчик-инструктор местного ЦБП убрал шасси до отрыва машины. В результате мотогондолы были разрушены, возник пожар, летчик катапультировался. Трагедией закончился пилотаж в непосредственной близости от контрольно-диспетчерского пункта (КДП)

на базе ЦБП в Липецке. 3 октября 1986 г м-р Шелыганов вышел на режим обратной реакции по крену и столкнулся с землей на нисходящей части петли. Самолет шел на форсаже и вызвал большие разрушения. Летчик катапультироваться не успел, в районе КДП погибли 9 человек, ранения получили 54, в т.ч. зам. главного конструктора ОКБ. Это был, пожалуй, самый тяжелый эпизод в жизни самолета. Но наиболее резонансные инциденты такого рода произошли "на гастролях".

8 июня 1989 г. триумфальное шествие МиГ-29 по Европе было нарушено аварией на авиасалоне в Ле Бурже. Заслуженный летчик-испытатель СССР А.Н.Квочур катапультировался на высоте 160 м, когда самолет почти вертикально шел к земле. Причиной послужил отказ правого двигателя (официально - из-за попадания птицы). МиГ упал прямо под пилотом, и на видеокадрах хорошо видно, как взрывная волна наполняет парашют. К удивлению журналистов, уже на следующий день Квочур предстал перед телекамерами бодрый и здоровый. О! Какой летчик! Какой самолет! А какое катапультируемое кресло! Однако на фирме к этому случаю не все отнеслись однозначно. Автор не считает возможным комментировать ситуацию, а любопытствующие могут обратиться к интервью самого Квочура и к воспоминаниям его тогдашнего прямого начальника В.Е.Меницкого "Моя небесная жизнь". Такие случаи, очевидно, заставляли задуматься о недостаточной боевой живучести машины. В ГК НИИ ВВС были проведены полномасштабные испытания самолета при отказе одного двигателя. Они показали, что в этой ситуации машина может продолжать выполнение 80% типовых боевых задач. Но в случае разрушения двигателя система управления, электросеть и гидравлика часто получают повреждения, которые делают полет невозможным.

Самый колоритный случай произошел 24 июля 1993 г. в английском городке Фэйрфорд на праздновании 75-летия RAF. Во время выполнения встречной двойной петли МиГ-29 борт 26 А.Тресвятского ударил консолью крыла по закабинному отсеку борта 08 С.Бесчастнова (оба - летчики-испытатели ЛИИ). Носовая часть 08-го переломилась, обе машины вспыхнули. Из клубка пламени вынырнули два кресла, а МиГи рухнули на стоянку, повредив еще два самолета. Море огня и ни одной жертвы. Через два дня оба летчика на радость публике были выписаны из больницы.

Естественно, случались неприятности и в ходе повседневной боевой учебы. Уже в 1986 г потерял свой первый МиГ-29 234-й ГИАП - летчик С.Ильин столкнулся с землей во время возвращения с полигона. 7 февраля 1989 г. катапультировался из потерявшего управление самолета командир 968-го ИАП. В тот же день разбился летчик из 234-го полка из-за потери пространственной ориентировки при выполнении высшего пилотажа на малой высоте в сложных метеоусловиях. Летом 1990г. в Крыму свое второе катапультирование из МиГ-29 пережил Анатолий Квочур - он выполнял контрольный полет на МиГ-29УБ вместе с летчиком авиации ВМФ. Несколько МиГов было потеряно в зарубежных группах войск, в т.ч. один во время вылета по боевой тревоге в Германии. Остался в биографии МиГ-29 и угон. 20 мая 1989 г. на аэродроме Миха Цхакая пилот 176-го ГИАП к-н М.Зуев усыпил летчиков дежурного звена, перерезал телефонные кабели, ранил часового и, взлетев на истребителе, попытался обстрелять стоянки полка из пушки, но сработала блокировка. Приземлился он уже в Турции. Самолет был возвращен, а летчик-террорист получил убежище в США.

Эксплуатационная пригодность и технологичность в обслуживании являются одним из важнейших качеств современного самолета. Если Су-27 за его выдающиеся летные качества в частях называли "самолетом для летчика", то МиГ-29 считался "самолетом для техника". У него удобно расположены разъемы коммуникаций, заправочная горловина и т.п. Через люки обеспечен доступ ко всем элементам оборудования. Особую похвалу заслужила новая система крепления двигателей. Капоты из композитов оказались удивительно легкими и при этом жесткими. Снимать и ставить их удобно, а двигатель под ними как на ладони. Особенно сильно сократилась трудоемкость замены двигателя, составившая всего 8 человеко-часов. В целом, подготовка к полету МиГ-29С занимает немногим более 11 человеко-часов.

Несколько хуже обстояло дело с эксплуатацией электроники. По поводу устранения неисправностей РЛПК бытовала поговорка: "Нет ни целей, ни захвата - проработал до заката, цели есть, захвата нету - провозился до рассвета". Неудачно оказалось сконструировано устройство ввода данных в САУ-451. Оно представляло собой кнопочный пульт, расположенный на нижней панели наплыва крыла. Данные выписывались на листик, техник открывал лючок пульта и начинал набирать их, нажимая кнопки над головой. Эта процедура называлась "тыкать пальцем в небо". Набить данные с первого раза в столь неудобном положении мало кому удавалось. Предпринимались попытки перевести САУ на программирование с магнитофонной кассеты. При этом оттестированная программа, по идее, должна была запускаться с первой команды. Но на деле оказалось, что кассет не напасешься - из-за небрежного хранения они быстро выходили из строя. И тогда, вместо того, чтобы заказать промышленности устойчивые к внешним воздействиям кассеты или перевоспитать техсостав, решили вернуться к привычным кнопочным пультам.

К концу 1980-х гг. освоение МиГ-29 в СССР завершилось. Однако на пороге уже были события, которые круто изменили судьбу нашего героя. Прямым следствием изменения внешней политики Советского Союза стал роспуск Организации варшавского договора (ОВД) и ликвидация зарубежных группировок Вооруженных Сил СССР. Был заключен Договор об ограничении обычных вооружений в Европе, под который подпадала и фронтовая авиация. Части, вооруженные МиГ-29, начали возвращаться в Союз. До конца 1990 г. покинули Венгрию полки на МиГ-29, входившие в 36-ю ВА. Затем была ликвидирована база ВВС ЦГВ в Миловице, и ее МиГи принял Ивано-Франковск. Весной 1991 г. начался процесс ликвидации 16-й ВА. Покинул объединившуюся Германию личный состав 73-го Гвардейского, сдав свои МиГи в 35-й ИАП, который оставался в Цербсте до июня 1992 г. В апреле 1991 г. ушел в Союз 85-й ГИАП, в следующем году попрощался с Германией 787-й полк, а в 1993г. - 31-й Гвардейский. Полный вывод войск из Германии завершился в 1994 г. Части, вооруженные МиГ-29, передислоцировались, в основном, в центральные районы России. Так, 14-й и 73-й ГИАП вошли в состав 9-й ГИАД Московского ВО (базы Жердевская и Шайковка). 33-й и 773-й обосновались в Андреаполе, а 35-й ИАП - в Липецке (также МВО). На Кубань (в Зерноград) перебрался 31-й Гвардейский, где он вошел в состав формируемой 4-й ВА ВВС Северо-Кавказского ВО. Многие полки сокращались сразу после вывода. Из тех, что поначалу сохранились, до наших дней дожила лишь примерно треть.

На экспорт было поставлено около 300 МиГ-29. Из этого количества одна часть пошла в порядке кредитования дружественных стран, когда цена и прочие условия выставлялись лишь формально. Вторая была вполне коммерческой. Правда, и тут имелись свои нюансы -взаимозачеты, бартер, цены ниже мировых и т.п. В страны, не являвшиеся членами ОВД, поставлялись самолеты в так называемой комплектации "Б". Они отличались упрощенным комплексом ОЭПрНК-29Э2, экспортным вариантом системы определения государственной принадлежности и Отсутствием возможности применения ядерного боеприпаса. Некоторые машины шли с сокращенным вооружением - без ракет Р-27.

Кампания по сбыту МиГ-29 с самого начала шла довольно напористо. Новые истребители еще не видели во многих строевых полках Союза, а они уже побывали в гостях на финской авиабазе Риссала. В сентябре 1988 г. МиГ-29 был представлен на авиасалоне в Фарнборо, после чего такие истребители стали обязательным атрибутом едва ли не каждого крупного авиашоу. Рекламирование возможностей советских боевых самолетов стало одной из задач 237-го Центра показа авиационной техники, который создали на базе одного из лучших полков ВВС - 234-го ГИАП из Кубинки. В этой части МиГи остались в одной эскадрилье, а остальные получили машины, также обладавшие высоким экспортным потенциалом - Су-25 и Су-27. В каждой эскадрилье была образована пилотажная группа.

Перестройка позволила расширить круг поиска покупателей. Появилась даже надежда на заказы от стран Запада. Так, одно время ходили упорные слухи, что вот-вот МиГ-29 поступят на вооружение Королевских ВВС Великобритании, и чтобы угодить придирчивым англичанам, предприятия уже готовятся к выпуску партии истребителей повышенного качества. Но столь радужные настроения царили недолго - продвижение МиГов на мировом рынке вооружений быстро натолкнулось на плотное сопротивление конкурентов и политических лоббистов их интересов.

В СССР пытались изменить и подход к самому процессу купли-продажи спецтехники. Ранее схема экспорта упрощенно выглядела так. Завод производил самолет и осуществлял его гарантийное обслуживание. Оплата производилась в долларах через Внешэкономбанк, который перечислял часть суммы на счет МАП, а министерство из своего бюджета выделяло деньги заводу. Средства поступали в "инвалютных рублях", которые можно было использовать для закупок оборудования и т.п. Во второй половине 1980-х гг. часть предприятий МАП, например, ГАПО, получила право работать по новой схеме. Владельцем и продавцом техники по-прежнему оставалось государство, но деньги поступали уже на счет завода в долларах. Первые контракты по такой схеме вызвали прилив энтузиазма. Часть полученной валюты была потрачена на покупку товаров народного потребления, которые реализовывались прямо на предприятиях. Но и здесь не все было в порядке. В закупочные бригады для поездок за рубеж отбирались приближенные к администрации, и на этой почве начали возникать скандалы, многие товары оказались низкого качества и т.п.

После распада СССР было создано множество различных структур, призванных активизировать экспорт вооружений, самой крупной из которых стала компания "Росвооружение". Такая фирма была действительно необходима, однако вскоре производители начали высказывать к ней весьма серьезные претензии, которые, в основном, сводились к обвинениям в "жонглировании" контрактами, субъективной оценке того или иного образца спецтехники как товара и, главное, чрезмерной дороговизне услуг. А в начале 1990-х гг. экспорт МиГов сошел на нет, и дела на заводах стали совсем плохи.

Так в какие же страны удалось поставить МиГ-29? Первый зарубежный заказ поступил в 1984 г. от Индии, которая стремилась создать противовес появившимся у Пакистана F-16. Индийские летчики стали первыми иностранцами, допущенными к полетам на МиГ-29 - в 1985 г. их начали готовить в Луговой. Согласно заключенному контракту, поставки начались в конце следующего года и включали 42 самолета "9-12"Б и 6 спарок. Цена одной машины составила 11 млн. USD. В мае 1987 г. эти истребители поступили в 28-ю и 42-ю эскадрильи ВВС Индии, ранее вооруженные МиГ-21. Предполагалось в городе Насик на заводе HAL выпустить по лицензии 110 "девяток", однако эти намерения не осуществились. Но в 1989 г. из СССР доставили еще 20 одноместных МиГов, которые получила 223-я АЭ национальных ВВС.

В 1994 г. Индия возобновила переговоры о закупках вооружений в России, для чего взяла кредит на сумму 830 млн. USD. В его счет было поставлено 8 МиГ-29 с повышенным ресурсом и расширенной номенклатурой вооружения, а также два МиГ-29УБ. Рассматривалось приобретение еще 120 самолетов, в т.ч. 35 МиГ-29МЭ. Но выполнение этого контракта было нарушено из-за потери значительных сумм, которые должны были переводиться самолетостроителям через "Онэксим-банк". Возник скандал, который, видимо, сыграл немалую роль в срыве этого масштабного контракта. На сегодня Индия остается крупнейшим эксплуатантом МиГ-29 вне СНГ Наряду с Су-30МКИ и "Миражами 2000", МиГ-29 являются самыми совершенными самолетами ВВС этой страны. Предполагается модернизировать МиГи для увеличения дальности, ресурса и усиления вооружения.

Следующим покупателем МиГ-29 стала Сирия. Летом 1987 г. она получила 16 самолетов "9-12"Б и "9-51", а вскоре приобрела еще одну такую же партию. Всего МиГами было укомплектовано три дивизиона ВВС. В боевых действиях сирийские "девятки" пока не участвовали, но из-за аварий и естественного износа их количество заметно сократилось - только за первые 5 лет эксплуатации потери составили примерно треть парка. Причина этого, скорее всего, кроется в манере пилотирования арабов. По воспоминаниям В.Меницкого, в ходе боевой учебы они постоянно использовали большие перегрузки и максимальные режимы работы двигателей, ухитряясь на форсаже держать скорость 0,35-0,4М. Возможности МиГ-29 привели сирийцев в восторг. Однако "предел терпения" бывает даже у такой прочной машины, как МиГ-29.

Следом за Сирией "девятки" приобрел Ирак. Во второй половине 1987 г. ПВО Багдада приняла первые такие истребители, а всего в эту страну было поставлено 48 машин, в т.ч. 6 МиГ-29УБ. В войне с Ираном они не участвовали. На январь 1990 г., когда многонациональные силы (МНС) начали операцию "Буря в пустыне", в распоряжении Саддама Хусейна находилось всего 42 истребителя 4-го поколения. Им и более старым машинам противостояла мощнейшая авиационная группировка, состоявшая, в основном, из современных самолетов, многие летчики которых прошли специальную подготовку, в т.ч. ознакомились с германскими МиГ-29. Этой армаде захватить инициативу оказалось несложно, хотя иракские МиГ-29 и Су-25 начали работать в первые же часы войны. События тех дней широко освещались СМИ, однако почти вся информация поставлялась пресс-центром МНС. В частности, было объявлено, что первыми же ударами аэродромы Ирака уничтожены, выведены из строя все посты РЛС и боевого управления, ВВС и ПВО страны парализованы, а по итогам кампании Ирак потерял 42 летательных аппарата в воздушных боях (в т.ч. 8 МиГ-29) и 81 на земле. МНС лишились 41 ЛА, Большинство потерь Ирак не признал и в свою очередь заявил, что МиГ-29 сбили от 5 до 7 самолетов противника и несколько крылатых ракет.

Страны-участницы МНС развернули мощную пропагандистскую кампанию, Официально она была направлена против Ирака. Однако режиму Хусейна весь этот шум был как мертвому припарки, а вот репутация советской военной техники получила очередной ощутимый удар. Воспользовавшись крахом Ирака в кувейтской авантюре, западная пропаганда сыграла большую роль в подрыве позиций СССР на рынке вооружений, и в этом ей оказали посильную помощь многие отечественные СМИ.

В разгар боевых действий 137 самолетов ВВС Ирака, среди них 14 МиГ-29, перелетели в Иран. По окончании войны Исламская республика отказалась возвратить эти самолеты, но позднее часть МиГов все же вернулась домой. На конец 1990-х гг. у Хусейна оставалось около 15 МиГ-29.

Не менее драматично сложилась судьба МиГ-29 ВВС Югославии. Эта страна получила самолеты "9-12"Б и "9-51"Б первой в Европе. В 1988 г. 14 истребителей и 2 спарки прибыли на базу Батайница, где вошли в состав 127-й эскадрильи "Витязи" 204-го ИАП. Обучение проводили представители ММЗ им. Микояна, группу летчиков-инструкторов возглавлял В.Е.Меницкий. В своих воспоминаниях он очень хорошо отзывался о югославской системе эксплуатации самолетов и о подготовке пилотов. Прошло всего несколько лет, и им пришлось вступить в бой.

Распад СФРЮ сопровождался кровавыми междоусобицами. В конфликт ввязались войска НАТО, которые поддерживали всех, кто хотел выйти из состава федерации. Одним из наиболее трагичных его эпизодов стала косовская война, сопровождавшаяся натовскими бомбардировками Косово и Сербии. На тот момент югославы имели всего 13 исправных МиГ-29 и 35 МиГ-21МФ. Вечером 23 марта 1999 г. посты ПВО Югославии засекли первую большую группу самолетов, приближающуюся к границам. В 19.00 на перехват был поднят один (!) МиГ-29 м-ра Илии Аризанова. Сблизившись с противником на встречном курсе, он совершил энергичный разворот, зашел в хвост вражескому истребителю и поразил его ракетой малой дальности. Но вскоре и самолет Аризанова получил попадание, и летчику пришлось катапультироваться. Буквально за несколько минут до того один из истребителей ВВС Югославии, патрулировавший границу, подвергся атаке самолета НАТО и был поврежден. С задачей обеспечить его прикрытие и посадку в 20.30 на МиГ-29 взлетел п/п-к Кулачин, вступивший с истребителями НАТО в ближний бой, длившийся 15 минут. За это время поврежденный самолет смог оторваться от противника, но начал терять управление, и его летчик катапультировался. Кулачин благополучно вернулся на свой аэродром.

27 марта в 20.45 ВВС США потеряли малозаметный ударный самолет F-117 к-на К.Двилли. После некоторой заминки пресс-служба НАТО объявила о том, что самолет сбит ракетой ЗРК С-125 советского производства. Министр обороны России И.Сергеев, комментируя случай, сказал, что уничтожил "стелс" расчет ЗРК -Квадрат", другие российские источники говорили о комплексе "Стрела-10". По югославской версии, F-117 сбил летчик 127-й эскадрильи Г.Дьюкач на МиГ-29. Он обнаружил противника визуально и поразил первой же УР малой дальности.

Авиация НАТО имела многократное превосходство и захватила стратегическую инициативу. За МиГ-29 шла персональная охота. В первую же ночь войны аэродром Батайница подвергся авианалету, эффективность которого, впрочем, оказалась невысокой. МиГи по 1 -2 машины были рассредоточены на полевые площадки. Всего, по данным натовских пиарщиков, за кампанию удалось уничтожить 7 МиГ-29, в основном, ракетами AIM-120. Югославы признают потерю 5 таких машин. МиГи применялись и в последних майских боях, но большинство из них нуждались в ремонте и стояли укрытыми на маленьких аэродромах.

Поставки МиГ-29 государствам Варшавского пакта начались в марте 1988 г. "Братским странам" новейшие истребители продавались по просто смешным ценам. Польша, к примеру, получила свои МиГи по 2-4 млн. USD за штуку. ОВД к тому времени уже дышала на ладан, но невзирая на это, самолеты поставлялись в комплектации "А", почти не отличающейся от базового варианта.

Первой среди "демократов" МиГ-29 получила ГДР, которой было поставлено 20 одноместных "9-12" и 4 "9-51". Они поступили на вооружение двух эскадрилий 3-й истребительной эскадры им. В.Комарова 3-й ИАД (аэродром Прешен). Предполагалось купить еще 32 самолета, но от этого отказались по политическим мотивам. После воссоединения Германии эскадру JG 3 расформировали, но вскоре МиГ-29 вновь вернулись в строй, на этот раз во 2-ю АЭ эскадры JG 73 из 5-й дивизии люфтваффе. Командиром эскадрильи стал офицер из Западной Германии, а его замом - восточный немец. МиГи прошли всесторонние испытания в ФРГ, во Франции и в США, где выиграли абсолютное большинство боев с западными истребителями, в т.ч. и на средних дальностях. Но были выявлены и крупные недостатки: примитивность системы предупреждения об облучении РЛС и отсутствие активных средств РЭП, низкая надежность систем, большая, по натовским меркам, трудоемкость обслуживания и недостаточный ресурс двигателей, Тем не менее, было решено оставить МиГи на вооружении, а их БРЭО тщательно изучить. Возможно, именно благодаря этому в составе оборудования "Еврофайтера" появилась первая на Западе оптико-электронная прицельная система, предназначенная для воздушного боя. В 1995 г. МиГ-29 ВВС ФРГ приступили к боевому дежурству и по сей день остаются единственными самолетами этой страны, предназначенными для завоевания превосходства в воздухе.

Россия предложила немцам приобрести дополнительную партию МиГ-29, но получила отказ. Вместо этого была начата модернизация самолетов. На первом этапе установили западные системы опознавания, связи и навигации. Зимой 1997 г. германская фирма DASA и МиГ-МАПО доработали борт 29+08 замками для подкрыльевых ПТБ, продлили ресурс самолета. Машина прошла испытания, и это дало "зеленый свет" модернизации остальных 11 МиГ-29 (к тому моменту один МиГ был потерян из-за ошибки летчика), Далее планируется установить двигатели РД-33 серии 3с с повышенным ресурсом. Ожидается, что МиГ-29 останутся на вооружении ВВС Германии, как минимум, до 2005 г.

Летом 1989 г. дошла очередь до Польши. 9 МиГ-29 и 3 МиГ-29УБ были направлены в 1 -ю эскадрилью им. Тадеуша Костюшко 1-го ИАП "Варшава" на аэродром Миньск-Мазовецки. Поначалу велись переговоры о развертывании серийного производства МиГ-29 на заводе "ПЗЛ-Мелец", но дело не пошло. После выхода из ОВД Польша хотела заменить всю советскую авиатехнику на самолеты западного производства, но, как говорится, посчитали -прослезились. В результате еще 10 МиГов выменяли за вертолеты W-3 у Чехии, причем пришлось потратиться и на их ремонт. К настоящему времени поляки совместно с МАПО модернизировали свои МиГ-29.

В 1989 г. на МиГ-29 был перевооружен 11-й ИАП Чехословакии. Он получил 18 МиГ-29 и 2 спарки. Самолет понравился, и планировалось заказать еще 20 машин. Но распад страны поставил крест на этих планах. Парк МиГ-29 был разделен пополам, причем чехи быстро сняли свои МиГи с вооружения и выставили их на продажу. Словаки же вооружили ими 1-й ИАП национальных ВВС, приобретя позже еще 14 самолетов в России.

В 1989г. 10 машин "9-12" и 2 МиГ-29УБ получила Румыния. Они были направлены на базу 57-го ИАП Михаи-Когэлничяну. В 1990 г. была заказана новая партия МиГов, но не все самолеты успели получить - в Румынии начались беспорядки, а вскоре режим Чаушеску был свергнут. В революции приняли участие и летчики МиГов, которые гонялись за вертолетами "сигуранцы" (службы госбезопасности), правда, безуспешно. Новая власть в Румынии начала искать сближения с Западом и предоставила НАТО возможность ознакомиться с имеющейся у нее советской техникой. В 1998 г во время военных учений офицеры ВВС Франции получили возможность полетать на МиГ-29, но 22 декабря в показательном полете на МиГ-29УБ произошла авария, и летчики В.Ганеа и М.Леклерк были вынуждены катапультироваться.

Венгрия в свое время отказалась от покупки МиГ-29. Ее руководство давно начал о готовиться к переориентации на Запад и, насколько могло, ограничивало закупки вооружения в СССР. Но, отчаявшись взыскать с России долги за эксплуатацию баз Южной группы войск Советского Союза и торговые дела, венгерское правительство согласилось взять свое "натурой". В 1994г. было получено 12 МиГ-29, а в следующем - еще 16 самолетов, в т.ч. 6 спарок, а также вооружение и комплектующие на общую сумму 800 млн. USD. Они пошли на перевооружение 59-го ИАП, дислоцированного на базе Кечкемет.

Куба, хотя и не входила в ОВД, была одним из важнейших союзников СССР. Первоначально контракт предусматривал поставку 36 самолетов, но он полностью выполнен не был, что несказанно обрадовало США. По данным ЦРУ, на остров Свободы, начиная с октября 1989 г., успели прибыть около 20 МиГов, которые разместились на авиабазе Сан-Антонио де Лос-Банос и поступили на вооружение 1-й эскадрильи национальных ВВС. Несмотря на трудности с запчастями, самолеты оставались в боеготовном состоянии, а в 2001 г. начались переговоры с Россией о возобновлении их сервисного обслуживания.

Преодолев десятилетний кризис в дипломатических отношениях с Ираном, в 1990 г был заключен крупнейший контракт на поставку в эту страну новейшего вооружения, в т.ч. МиГ-29. В том же году персы показали журналистам МиГ-29 национальных ВВС и объявили о прибытии 30 самолетов этого типа из СССР. Всего, по американским данным, у этой страны к концу века имелось 30-35 боеспособных МиГ-29.

Летом 1994г. пустил в дело свои МиГ-29 Северный Йемен, начав очередную войну с Йеменом Южным. Два МиГа северян совершили первые боевые вылеты 30 июня, но уже 5 июля были захвачены противником на своей базе в аэропорту Эль-Райян.

В начале 1990-х гг. начали интересоваться МиГ-29 представители Перу. Это государство вело территориальным спор с Эквадором, периодически вступая в вооруженные столкновения. Под давлением США Россия отказала в поставках, и тогда перуанцы обратились к Беларуси. С компанией "Белтехэкспорт" был заключен контракт на продажу 18 МиГ-29, в т ч. двух спарок. Но эксплуатация самолетов без поддержки изготовителя оказалась затруднительной, и правительство Перу ограничилось лишь частью первоначально заказанных МиГов.

В конце 1990-х гг. несколько МиГов приобрел Алжир. Они были размещены на авиабазе Ай-Турк в 430 км на запад от столицы и наряду с другими самолетами использовались правительством против исламских фундаменталистов. По официальным данным, летчики не имели приказа бомбить, а были призваны лишь оказывать моральное давление на повстанцев и вести наблюдение за районами, в которых возникали беспорядки. Тем не менее, 19 января 2000 г. один МиГ-29 был потерян при облете коммуны Айн-Керма в провинции Оран. Пилот погиб.

В декабре 1998 г появились сообщения о переговорах, которые вели и Эфиопия, и Эритрея с Россией с целью приобретения военной техники. Некогда Эритрея входила в состав Эфиопии, а обретение независимости сопровождалось ожесточенным военным конфликтом. В конце концов продавцу пришлось выбирать, и Россия предпочла удовлетворить просьбу эфиопов. В эту страну было поставлено техники на 160 млн. USD, в т.ч. 4 Су-27. Эритрея все же смогла купить 10 МиГов у Беларуси, и летом 1999 г. МиГ-29 и Су-27 встретились-таки в настоящем воздушном бою, который МиГи проиграли со счетом 0:1. В кабинах и МиГов, и Су, по сообщениям прессы, сидели наемники из стран СНГ Конечно, по результатам одного поединка не стоит судить о качествах того или иного самолета, и удручает не исход этого боя, а сам факт того, что наши соотечественники ввязываются в такие авантюры.

В 1999 г. 8 МиГ-29 из числа построенных в начале 1990-х гг. были проданы Бангладеш. Их цена оказалась довольно высокой - по 15 млн. USD за штуку, но лишь 30% этой суммы было уплачено сразу, а остаток получил рассрочку на 10 лет, В 2001 г. РСК "МиГ" подписала контракт с Бирмой, который предусматривал поставку 10 МиГ-29, в т.ч. 2 МиГ-29УБ. Стоимость сделки 130 млн. USD, а условия аналогичны договору с Бангладеш.

Помимо перечисленных стран, интересовались закупкой МиГ-29 Финляндия, Австрия, Швейцария. Афганистан, Зимбабве, Филиппины и Эквадор. По разным причинам контракты заключены не были.

Истребитель МиГ-29 - одноместный двухдвигательный всепогодный фронтовой истребитель. Самолет оптимизирован для завоевания превосходства в воздухе в районе линии фронта, обладает ограниченными возможностями по поражению наземных целей неуправляемым оружием класса воздух-поверхность в простых метеоусловиях.

Конструктивно самолет представляет собой моноплан интегральной компоновочной схемы со стреловидным крылом, имеющим развитые корневые наплывы с тупой кромкой и двухкилевым вертикальным оперением. Несущий фюзеляж создает порядка 40% подъемной силы. Двигатели РД-33 установлены в разнесенных гондолах, расположенных в хвостовой части фюзеляжа. Конструкция самолета выполнена, главным образом, из алюминия, в меньшей степени - из титана, стали, композитных материалов на основе карбона и сотовых заполнителей.

Фюзеляж - полумонококовой конструкции. Силовой набор включает десять главных лонжеронов, вспомогательные лонжероны, стрингеры и шпангоуты. Фюзеляж делится на четыре основных секции: переднюю, от приемника воздушного давления до шпангоута N4; центральную - от шпангоута N4 до шпангоута N7; двигательную - между шпангоутами N7 и N8 и хвостовую - от шпангоута N8.

Приемник воздушного давления укреплен на радиопрозрачном коническом обтекателе (изготовлен из стеклоткани) РЛС Н-091ЭА. На штанге ПВД установлены пластины-дестабилизаторы воздушного потока. Дестабилизаторы служат для формирования вихрей. Блоки РЛС находятся в отсеке, расположенном в фюзеляже непосредственно за антенной. Перед козырьком фонаря кабины на верхней поверхности фюзеляжа размещены датчики системы КОЛС - лазерный дальномер и головка инфракрасной локационной системы. В нижней части передней секции фюзеляжа расположены антенны ответчика системы госопознавания СРО-15ЛМ (Л-006) и радиовысотомера А-037. По бортам носовой части фюзеляжа установлено по одному датчику углов атаки. Герметизированная кабина летчика находится между шпангоутами N1 и N2. К шпангоуту N2 крепятся направляющие катапультируемого кресла К-36ДМ. Положения кресла К-36ДМ регулируется по высоте в пределах 135мм. Кабина закрыта прозрачным фонарем. Фонарь состоит из двух сегментов - неподвижного козырька и открываемого вверх назад подвижного сегмента. Переплет фонаря выполнен из сплава на основе магния. Остекление всего фонаря выполнено трехслойным, между слоями остекления козырька уложены провода электрической противообледенительной системы. Герметизация щелей между фонарем в закрытом положении и кабиной осуществляется путем подачи воздуха в резиновый шланг. Подвижный сегмент фонаря имеет три фиксированных положения: закрытой, полностью открытое, частично открытое. Открытие/закрытие фонаря в нормальном режиме работы производится с помощью пневматики. Подвижный сегмент фонаря в аварийном режиме сбрасывается автоматически при срабатывании пиропатронов катапультируемого кресла или вручную летчиком (рукоятка аварийного сброса находится по правому борту кабины). Гидропривод уборки/выпуска передней опоры шасси и сама опора крепятся к нижней части лонжерона N2.

Пушка ГШ-301 калибра 30 мм и снарядный ящик размещены в левом корневом наплыве крыла. В правом наплыве находится оборудования системы воздушного кондиционирования. Обшивка левого наплыва в районе места установки пушки выполнена из жаропрочной стали. В передней части наплывов имеются радиопрозрачные обтекатели ответчиков системы госопознавания СРО-15ЛМ.

На верхних поверхностях корневых наплывов имеются щели воздухозаборников "взлетно-посадочного" режимов. Воздухозаборники - совкового типа, регулируемые, расположены в передней части гондол двигателей. Воздухозаборники оптимизированы для полета на высоких околозвуковых и трансзвуковых скоростях, формируют четыре скачка уплотнения. На верхней поверхности корневых наплывов крыла имеются по три перепускных щели (находятся сразу за вспомогательными верхними воздухозаборниками). Верхние воздухозаборники имеют по пять отверстий-щелей, которые открываются на режимах запуска двигателей, рулежки, взлета и посадки. Когда открыты вспомогательные воздухозаборники, основные - закрываются специальными заслонками, предупреждающими засасывание посторонних предметов в турбины. Основные воздухозаборники открываются после разгона самолета на взлете до скорости 200км/ ч и закрываются при снижении скорости на посадке до 200 км/ч. Основные воздухозаборники также открываются при установке РУДов на "Стоп". Изменение сечения воздухозаборников производится гидравлическими устройствами управления АРВ-29Д. Воздухозаборники имеют три режима, которые автоматически устанавливаются в зависимости от числа М, высоты полета и скорости истечения газов двигателей. В случае отказа системы управления воздухозаборниками их регулировка осуществляется вручную.

В отсеке бортового оборудования сразу за кабиной летчика установлен автоматический радиокомпас АРК-19, антенна радиокомпаса закрыта радиопрозрачным обтекателем, расположенным в верхней части фюзеляжа. Ниша носовой опоры шасси находится в нижней части фюзеляжа между шпангоутами N2 и N3.

Центральную секцию фюзеляжа занимают главные топливные баки. Бак N1 размещен между шпангоутами N4 и N5, бак N2 - между шпангоутами N5 и N6, бак N3 - между шпангоутами N6 и N7. Бак N2 воспринимает часть нагрузки, действующей на планер самолета. Бак N3 интегрирован в силовую конструкцию, изготовленную из титана, к которой крепятся плоскости крыла, рамы двигателей и основные опоры шасси. Основные опоры шасси убираются в ниши, расположенные в гондолах двигателей. Двигатели крепятся к шпангоуту N7. Два топливных бака N3А находятся между шпангоутами N7 и N7Ж.

Двигатели установлены под углом 4 град, к продольной оси самолета с разворотом в вертикальной плоскости. Между двигателями расположены коробки агрегатов, оборудование маслосистемы, электрогенераторы, турбостартер. На верхней части фюзеляжа находятся воздухозаборники системы охлаждения генераторов.

К хвостовой секции фюзеляжа крепятся собственно хвостовой оперение, форсажные камеры двигателей, аэродинамические тормоза и контейнер тормозного парашюта. Последний шпангоут планера имеет порядковый номер "9".

Дифференциально управляемый стабилизатор состоит из двух половин, которые крепятся к фюзеляжу на полуосях. Силовой набор половин стабилизатора состоит из главного лонжерона, переднего лонжерона и 16 нервюр, пространство за главным лонжероном заполнено сотовым наполнителем. Подшипник полуоси стабилизатора крепится к шпангоуту N9 фюзеляжа, гидропривод - к шпангоуту N10.

Самолет МиГ-29 имеет два киля с рулями направления, кили наклонены наружу под углом 6 град, к вертикали. Силовой набор киля состоит из двух главных лонжеронов, заднего вспомогательного лонжерона, переднего лонжерона и девяти нервюр, задняя часть киля выполнена из композиционного материала на основе карбона. Киль крепится к главному лонжерону фюзеляжа. Руль направления навешивается на задний вспомогательный лонжерон киля в трех точках. Конструктивно руль представляет собой передний лонжерон и заполненную сотовым наполнителем заднюю секцию. В верхней части киля смонтированы антенны систем Р-862М, БРЛ, СО-69, РСБН и СРО, некоторые из низ закрыты радиопрозрачными панелями из диэлектрического материала. Перед килями имеются узкие наплывы-форкили, в который находятся автоматы отстрела ИК ловушек. Привод рулей направления - гидравлический, гидропривода находятся ближе к корням килей.

Две плоскости крыла крепятся к фюзеляжу в пяти точках. Силовой набор плоскости включает три главных лонжерона, двух вспомогательных передних лонжеронов, одного вспомогательного заднего лонжерона, стрингеров и 16 нервюр, задняя часть крыла изготовлена из композитного материала на основе карбона.

Подкрыльевые пилоны крепятся к главным лонжеронам. Центральную часть плоскости занимает интегральный топливный бак. Трехсекционный предкрылок навешивается на передний вспомогательный лонжерон. Отклонение предкрылка осуществляется шестью гидроприводами, (один - для отклонения внутренней секции, два - для средней и три - для внешней). Посадочные щитки и элероны навешены на задний вспомогательный лонжерон, отклоняются с помощью гидравлики. В контуре управления элероном имеется необратимый бустер РП-280.

Полностью убираемое шасси рассчитано на эксплуатацию самолета с бетонных взлетно-посадочных полос.

Основные опоры шасси крепятся к силовому коробу фюзеляжа между шпангоутами N6 и N7. Уборка/выпуск опор шасси производится гидроприводами. Носовая опора шасси крепится к шпангоуту N3 фюзеляжа, убирается в фюзеляж поворотом назад. В убранном положении шасси не выступает за обводы фюзеляжа. Фиксация опор замками производится как в выпущенном, так и в убранном положении. Все опоры снабжены двухкамерными амортизаторами, а колеса - пневматическими тормозами. Основные опоры - одноколесные, передняя -двухколесная. Передняя опора - управляемая, на режимах взлета/посадке опора может поворачиваться в диапазоне от +/- 8 град, на рулежке - +/- 31 град.

На самолете имеется основная гидросистема и гидросистема, обеспечивающая работу бустеров. От основной гидросистемы работают вторые камеры гидроприводов рулей направления, дифференциально управляемого стабилизатора и элеронов, а также изменяется положение клиньев регулируемых воздухозаборников, управляется передняя опора шасси, убираются/выпускаются опоры шасси и посадочные щитки, предкрылки, воздушные тормоза. От второй гидросистемы запитаны первые камеры гидроприводов поверхностей управления. Работу обоих гидросистем обеспечивают насосы, отбор мощности, необходимой для работы насосов осуществляется от двигателей самолета. Имеется двухкамерный гидравлический резервуар и два гидравлических аккумулятора. В случае отказа основных работу системы обеспечивает аварийный насос. Давление в гидросистемах составляет 19-22МПа.

На самолете установлены основная и аварийная пневмосистемы, а также пневмосистема наддува отсека бортового оборудования и вентиляции кабины.

От основной пневмоститемы работают тормоза колес шасси, привод подвижной части фонаря кабины летчика, вентили топливной системы и тормозной парашют ПТК-29. Аварийная система обеспечивает выпуск шасси и работу тормозов колес. Баллон со сжатым воздухом закреплен на левой стенке ниши, в которую убирается носовая опора шасси. Давление воздуха в баллоне составляет 15Мпа, в основной пневмосистеме - 6,ЗМпа.

Система воздушного кондиционирования оптимизирует температуру и давление воздуха в кабине летчика, а также обеспечивает охлаждение отсеков с электронным оборудованием. Горячий воздух отбирается от двигателей, его давление регулируется двумя редукторами, затем поток охлаждается в радиаторах, установленных в передних частях каналов воздухозаборников двигателей. Воздух с заданными давлением и температурой подается в кабину через вентиль, часть воздуха подводится к противоперегрузочному костюму летчика. Температура в кабине поддерживается в пределах от +15 до +25град.С. На высотах полета до 2000м давление в кабине соответствует забортному, затем постепенно повышается, на высоте 12000м давление в кабине составляет 31кПа. Выше 12000м - поддерживается постоянным.

На самолете имеются основная и резервная кислородные системы. От основной системы обеспечивается подача кислорода летчику и запуск двигателей. Она включает три 4-литровых баллона (давление в баллонах составляет 14,7МПа), регулятора давления, вентилей, вентиляционного устройства шлема ВУШ, кислородной маски КП и панели управления ИКЖ. При полете на высоте до 8000м летчику подается воздушно-кислородная смесь, выше - чистый кислород.

Баллон аварийной системы закреплен на катапультируемом кресле К-36ДМ, он рассчитан на подачу кислорода летчику в течение 4 минут.

Аварийная система активизируется автоматически или вручную, давление в системе составляет 17,6МПа.

Топливная система рассчитана на использование авиационного топлива РТ, ТС или ПЛ-6. На самолете имеется три основных (N1 емкостью 650л, N2 емкостью 870л, N3 емкостью 1810л) и два вспомогательных (N3А емкостью по 155л каждый) фюзеляжных топливных бака а также два интегральных крыльевых топливных бака емкостью по 330л. Предусмотрена подвеска дополнительных сбрасываемых топливных баков емкостью по 1520л. Заправка баков осуществляется централизованно через центральную заливочную горловину в стенке ниши левой основной опоры шасси или индивидуально через заливочные горловины топливных баков. Фюзеляжные топливные баки наддуваются азотом или воздухом, за счет чего обеспечивается нормальная подача топлива к двигателям при полете на больших высотах. Навигационный остаток определен в 550л, он расходуется в последнюю очередь из бака N2.

Система управления - традиционная, механическая. Поверхности управления: рули высоты, дифференциально управляемый стабилизатор, элероны, предкрылки, посадочные щитки и аэродинамический тормоз. Предусмотрена возможность управления по крену одновременным отклонением элеронов и половин стабилизатора (в разные стороны). Органы управления - классические: ручка, педали, рычаги выпуска предкрылков, закрылков и аэродинамического тормоза. Все поверхности управления отклоняются гидроприводами.

В контур системы управления включен автопилот САУ-451-03. Автопилот демпфирует колебания самолета относительно всех трех осей, выдерживает заданную высоту и курс полета. Имеется "панический" режим, при включении которого автопилот выводит самолет в горизонт из любого пространственного положения. Автопилот работает при полете на высоте больше 50-60м.

В состав системы управления по тангажу входят необратимые бустеры РП-260А, АРМ-150М, дифференциал, пружинное загрузочное устройство АРУ-29-2, ограничитель по углу атаки СОС-3 (отдает ручку управления вперед при превышении допустимого угла атаки), тяги, рычаги.

В систему управления по крену входят управляющие элеронами бустеры РП-280, бустеры стабилизатора РП-260А, дифференциал, бустеры автопилота АРМ-150К, тяги и рычаги.

В состав системы управления по курсу входят бустеры РП-270, вспомогательный гидравлический загрузчик (увеличивает нагрузку на ручку управления при полете со скоростью больше М+0,5), пружинное загрузочное устройство, бустеры автопилота АРМ-150К, гидравлический демпфер СД-15, тяги и рычаги.

На ручке управления расположены кнопка включения автопилота, гашетка пушки, кнопка сброса внешней подвески, переключатель триммера, переключатель нашлемного прицела, кнопка сброса подфюзеляжного топливного бака. Ниже этих органов управления расположен тормозной рычаг. Кнопка управления аэродинамическим тормозом находится на РУДе. Ручка управления и педали регулируется под рост летчика.

Система пожаротушения предназначена для борьбы с возгоранием двигателей, состоит из системы сигнализации и собственно системы пожаротушения. В системе сигнализации используются датчики ионизационного типа. Сферические баллоны с пеной установлены в гаргроте. Огнетушительная смесь может быть направлена к левому или правому двигателям, к коробкам приводов. Управление системой пожаротушения летчик осуществляет вручную трехпозиционным переключателем, расположенным в кабине на левой боковой кабине.

Бортовая сеть запитана напряжением 28В стандарта DC, 36B и 115В 400Гц стандарта АС. Питание сети напряжением 28В обеспечивает электрогенератор ГСР-СТ-12-40А, который приводится в действие от двигателей. В состав электросистемы входят также две аккумуляторные батареи 15СЦС-45Б емкостью по 80-100Ач. В случае отказа основных источников питания автоматически переключается на резервные источники оборудование обзорно-прицельной системы, системы государственного опознавания, аппаратура радиосвязи с землей.

Сети напряжением 36В и 115В запи-таны от генератора ГП-21 мощностью 30кВА, которые также приводится в действие от двигателей. При отказе генератора осуществляется автоматическое переключение на резервные источники питания пилотажно-навигационных приборов, левого датчика угла атаки, двух из трех нагревательных элементов козырька фонаря кабины, оборудование внешней подвески (если она есть).

Осветительная система включает приборы внутреннего (красная и белая подсветка приборной доски, светосигнализация) и наружного (аэронавигационные огни, две посадочные фары ФП-81, установленные на створках ниш основных опор шасси, и рулежная фара ФР-9, закрепленная на стойке носовой опоры шасси под разными углами) освещения. Щиток предохранителей электрической системы расположен в кабине за катапультируемым креслом К-36ДМ.

Приборное оборудование кабины выполнено с использованием традиционных шкальных приборов.

В состав приборного оборудования входят радиовысотомер малых высот А-037 (диапазон измерений 0-1000 м), маркерный радиоприемник А-611 (РПМ-76), радиокомпас АРК-19. Идентификационная система свой-чужой "Пароль-2Д" (Г-2Д) включает запросчик СПЗ-1П и ответчик СРО-1П, информация системы "Пароль-2Д" выводится на индикатор нашлемного прицела летчика. Система СО-69 позволяет получать информацию о воздушной обстановке от наземной РЛС. Система Э502-20 обеспечивает наведение самолета в директорном режиме по командам с земли, аппаратура системы сопряжена с бортовой РЛС, нашлемным прицелом и системой управления оружием. На самолете установлена система предупреждения об электромагнитном облучении СРО-15ЛМ "Береза" (Л-006), данные "Березы" выводятся на приборную доску и на индикатор нашлемного прицела, кроме того, при работе по самолету РЛС противника включается звуковой сигнал. В состав навигационной системы входит аппаратура РСБН-2, РСБН-4Н, РСБН-6Н, "Удар-М", подсистема воздушных сигналов. Предусмотрена возможность программирования полета по маршруту с задачей до трех поворотных пунктов и трех аэродромов посадки. Автоматический полет по маршруту выключается при снижении самолета при заходе на посадку на высоте 50м. Навигационная система имеет уход 8 км на один час полета.

В состав радиосвязной аппаратуры входят приемо-передающая радиостанция Р-862, работающая в диапазонах УКВ 100-150МГц и 220-400МГц (используется для радиообмена с землей и другими самолетами), аварийная радиостанция Р-855УМ и переговорное устройство СПУ-9 (используется для переговоров с обслуживающим персоналом на аэродроме, для подачи сигналов от системы "Береза", маркерного радиоприемника и радиокомпас, а также трансляции информации речевой системы предупреждения об опасных режимах П-591Б "Рита").

Система управления вооружением СУВ-29 включает:

1. Радиолокационную систему РЛПК-29Э в составе доплеровской РЛС Н-091ЭА "Рубин".

2. Оптоэлектронный прицельно-навигационный комплекс ОЭПрНК-29Э (С-31) в составе системы ОЭПС-23С (КОЛС) с ИК датчиком и лазерным дальномером, нашлемного прицела НСЦ-29, индикатора на фоне лобового стекла, бортовой ЦВМ С-100.02-02 и ряда других устройств.

Система РЛПК-29Э позволяет одновременно сопровождать до десяти воздушных целей, выбирать из них объект, представляющий наибольшую опасность, и вырабатывать данные для пуска одной ракеты Р-27Р с полуактивной головкой самонаведения. СУО работает в четырех режимах: режим "Д" - атак из задней полусферы, режим "В" - атака из передней полусферы, режим "АВТ" - атака в автоматическом режиме, режим "Бл.бой" -маневренный ближний бой. Максимальная дальность обнаружения типовой воздушной цели класса МиГ-21 на уровне моря - 70км, максимальная дальность сопровождения цели - 60км. Дальности обнаружения и сопровождения сильно варьируются в зависимости от параметров полета и эффективной поверхности рассеяния цепи. Углы сканирования антенны РЛС - +-50град. по азимуту и +/-18град по углу места.

ОЭПрНК-29Э работает в инфракрасном диапазоне спектра и вырабатывает данные, необходимые для применения управляемых ракет с тепловыми головками самонаведения и стрельбы из пушки. ИК система, лазерный дальномер и радиолокатор могут работать как в едином комплексе, так и независимо друг от друга. Диапазон сканирования датчика системы КОЛС составляет 30град. по азимуту и 15град. по углу места, максимальная дальность обнаружения контрастной тепловой цели составляет 15км, максимальная дальность сопровождения - 12км при максимальной угловой скорости цели 30град/с. Диапазон измерения расстояний лазерным дальномером - от 200м до 6,5км. Оптимальная дальность стрельбы из пушки по воздушной цели - 200-800м, по наземной цели - 800-1800м. Результаты атаки фиксируются фотокинопулеметом ФКП-ЭУ на основе индикации нашлемного прицела на дистанциях стрельбы до 3000м. Фотокинопулемет использует стандартную 35-м пленку, скорость съемки 8 кадров в секунду, длина пленки 30м.

Параметры полета фиксируются аппаратурой "Тестер" (пресловутый "черный ящик") на магнитной ленте. Емкость ленты позволяет фиксировать информацию на протяжении 3 часов полета.

Автоматическая система предупреждения "Экран" выдает информацию об отказах бортовых систем в полете подачей светозвуковых сигналов.

На самолете МиГ-29 установлено два двухконтурных двигателя (степень двухконтурности 0,55) турбореактивных двигателя РД-33 с форсажными камерами и регулируемыми соплами.

Компрессор двигателя - осесимметричный с четырехступечатым вентилятором и девятиступенчатым компрессором высокого давления. Лепестки сопел устанавливаются в два положения - дозвуковое и сверхзвуковое. Отбор мощности для работы электрогенераторов, насосов гидравлической и топливной систем производится через коробку редукторов КСА. Каждый двигатель имеет независимую систему управления и масляную систему, а также систему контроля параметров. Для работы каждой маслосистемы необходимо 10,5-11,5л масла ИМП-10.

Запуск двигателей осуществляется от турбостартера ГТДЕ (вспомогательная силовая установка). Первым запускается правый двигатель.

В ассортимент подвесного управляемого вооружения класса воздух-воздух входят: две ракеты средней дальности Р-27Р и до 6 ракет ближнего воздушного боя Р-73 или Р-60М. Ракеты подвешиваются на шести подкрыльевых пилонах. Подвеска ракет семейства Р-27 возможно только на пилонах N3 и N2. Ракеты Р-60 и Р-73 подвешиваются симметрично. Пуск ракет осуществляется как парами, так и индивидуально. Неуправляемое ракетное вооружение состоит из 80 неуправляемых авиационных ракет (НАР) С-8 калибра 80 мм, устанавливаемых в четырех 20-ствольных блоках Б-8М1, и четырех тяжелых неуправляемых ракет С-24Б калибра 240 мм, подвешиваемых на авиационных пусковых устройствах АПУ-68-85. Бомбардировочное вооружение включает авиабомбы калибра 250 и 500 кг и зажигательные баки ЗБ-500 общей массой до 2000 кг. Подвесное вооружение класса воздух-поверхность подвешивается на пилоны N1, N2, N3, N4. Ракеты Р-27 подвешиваются на авиационные пусковые устройства АПУ-470, ракеты Р-60 и Р-60М - на АПУ-62-1ДБ1, ракеты Р-73 - на АПУ-73-1Д. Ракеты С-24 подвешиваются на АПУ-73-1Д через адаптер БДЗ-УМК2Б. Все другое вооружение подвешивается на пилоны через адаптеры БДЗ-УМК2Б. На внутренних пилонах N1 и N2 возможна подвеска двух бомб (на каждом) на многозамковом бомбодержателе МБДЗ-У2Т1. Перед гребнями килей на верхней поверхности фюзеляжа установлены два блока БВП-30-26М на 60 ИК ППИ-26 и отражателей ППР-26 (по тридцать в каждом). Отстрел ловушек и отражателей производится нажатием кнопки, расположенной на РУДе правого двигателя. Всего имеется 44 варианта подвески вооружения. Артиллерийское вооружение состоит из неподвижной встроенной пушечной установки ТКБ-687, включающей одноствольное орудие ГШ-301 калибра 30 мм и патронный ящик на 150 снарядов типа АО-18. Стрельба из пушки блокируется при подвеске дополнительных сбрасываемых топливных баков.

--------------------------------------------------------------------------------

ЛТХ:

Модификация МиГ-29

Размах крыла, м 11.36

Длина самолета со штангой ПВД, м 17.32

Высота самолета, м 4.73

Площадь крыла, м2 38.06

Масса , кг

пустого самолета 10900

нормальная взлетная 15300

максимальная взлетная 18100

Топливо, л

внутренее 4300

ПТБ 1500

Тип двигателя 2 ТРДДФ РД-33

Тяга, кгс:

форсированная 2 х 8300

максимальная 2 х 5040

Максимальная скорость, км/ч.

на высоте 2450 (М=2,3)

у земли 1500

Практическая дальность, км.

на малой высоте 710

на большой высоте 1430

с ПТБ 2100

Максимальная скороподъемность, м/мин 19800

Практический потолок, м 18000

Макс. эксплуатационная перегрузка 9

Экипаж, чел 1

Вооружение: Одноствольная 30-мм пушка ГШ-301 (боекомплект

150 патронов)

Боевая нагрузка - 2000 кг на шести подкрыльевых узлах

две ракеты средней дальности Р-27Р и до 6 ракет ближнего воздушного боя Р-73 или Р-60М

бомбы 250- или 500кг, НАР 80 С-8 в блоках Б-8М1 и С-24Б

Link to comment
Share on other sites

  • Модератор Военно дело

Мираж ф1

Разработчик: Dassault

Страна: Франция

Первый полет: 1966

Тип: Многоцелевой истребитель

ЛТХ Доп. информация

В начале 60-х годов ведущие самолетостроительные фирмы стран НАТО спешно разрабатывали проекты тактических боевых самолетов вертикального взлета и посадки. Известная французская фирма Авионс Марсель Дассо создала машину "Мираж" III-V. Получился своеобразный отпрыск семейства "Мираж" III - "бесхвостка" с треугольным крылом, один маршевый двигатель и восемь подъемных (настоящий рекорд даже для таких необычных летательных аппаратов, как КВВП). Для испытаний маршевого двигателя специально переоборудовали самолет "Мираж" III F. Но разработчикам так и не удалось преодолеть ряд специфических особенностей, присущих всем самолетам данной схемы. В частности, совершенно неудовлетворительным было поведение машины на малых скоростях.

Пришлось оставить излюбленную "дельту" и работать над двухместным самолетом "Мираж" III F - высокопланом классической схемы со стреловидным крылом, имеющим отрицательное поперечное "V". В январе 1964 г. фирма получила заказ на строительство опытного самолета, а 12 июня 1966-го состоялся его облет. Но к этому времени нужда в "вертикалке" вдруг отпала - умные головы в руководстве НАТО слегка пересмотрели некоторые стратегические установки. Работы по доводке самолета КВВП были приостановлены. Чтобы не пропадать добру, уже построенный аппарат, получивший новое обозначение "Мираж" F.2, стали использовать в качестве двухместной летающей лаборатории для испытаний новых систем и оборудования для истребителей. Более того, на его базе удалось разработать легкий и дешевый одноместный многоцелевой истребитель, получивший обозначение "Мираж" F.1.

Опытный самолет впервые поднялся в воздух 23 июня 1966-го. Во время четвертого полета прототип в два раза превысил скорость звука. По своим летным данным он был где-то между "Миражом" III и "Миражом" III-V. После катастрофы, произошедшей 18 мая 1967 г. при полете на высоких скоростях, конструкцию самолета усилили. В сентябре того же года правительство, наконец, заинтересовалось сравнительно недорогим и многообещающим проектом и заказало еще три опытных образца, ставших предсерийными (№02, 03 и 04). 02-й облетали 20 марта 1969-го, а 04-й - 17 июня 1970-го. В процессе испытаний на прототипы установили новые двигатели и доработали конструкцию планера, после чего они показали совсем неплохие летные качества. Предполагалось, что этот самолет станет основным французским истребителем, способным выполнять задания в любых атмосферных условиях. В то время французы только приступали к разработке программы ACF (так называемый "новый самолет будущего" для замены быстро устаревающего "Миража" III), впоследствии воплотившейся в "Мираж" 2000. Требовался какой-то промежуточный или переходной самолет для поддержания боеспособности французских ВВС на должном уровне в течение определенного периода. К 1973 году летные испытания были в основном закончены и в том же году "Мираж" F.1 запустили в серию.

Благодаря своей универсальности и относительной дешевизне "Миражи" F.1 довольно быстро завоевали признание - они состояли на вооружении ВВС более десяти стран мира. В 1980-х годах перехватчики модификации F.1C, оптимизированные для завоевания превосходства в воздухе (со снятым вооружением класса "воздух-земля"), были основными истребителями французской ПВО. Всего построено около 730 "Миражей" F.1 разных модификаций. В 1987-м завершились поставки самолетов французским ВВС. В январе 1993-го (то есть почти через 20 лет после принятия на вооружение) во Франции состояло на вооружении довольно много "переходных" "Миражей", оказавшихся на удивление жизнеспособными. Еще служили 120 истребителей ПВО F.1C (в то время как "Миражей" 2000С насчитывалось только 97 шт.), разведывательная авиация продолжала летать только на F.1CR (53 шт.). Оставались в строю и 19 учебных "Миражей" F.1В. Многие из этих машин летают и до сих пор, подтверждая поговорку о том, что нет ничего более постоянного, чем временные явления. Кроме ЮАР (32 самолета модификации F.1AZ и 14 F.1CZ), "эф-первые" закупила Греция (20шт. F.1CG), Кувейт (25шт. F.1CK и 4шт. F.1BK), Испания (39шт. F.1СЕ, 19шт. F.1E, 5шт. F.1В), Эквадор (15шт. F.1JE и 1шт. F.1JВ), Ливия (16шт. F.1А, 37шт. F.1Е, 6шт. F.1В), Катар (12шт. F.1Е, 2шт. F.1В), Иордания (16шт. F.1CJ, 17шт. F.1EJ, 2шт. F.1BJ), Марокко (19шт. F.1C, 19шт. F.1E, 2шт. F.1B) и Ирак.

Наряду с самолетами F-16 и SAAB "Вигген" истребитель "Мираж" F.1 рассматривался руководством ВВС ряда западноевропейских стран в качестве замены истребителям-бомбардировщикам F-104 (пресловутый "контракт века"). Однако в сравнительных испытаниях он уступил истребителю F-16 по тяговооруженности и разгонным характеристикам. В результате французам не удалось тогда потеснить американские авиафирмы на богатом европейском рынке вооружений. Уделом "Миражей" остались в основном страны "третьего мира".

"Мираж" F.1 принимал участие в нескольких военных конфликтах, крупнейшие из которых (ирано-иракская война 1980 - 1988 гг. и война в Персидском заливе в 1991 г.) связаны с действиями ВВС Ирака. Ирак обладает самым крупным парком самолетов F.1 среди стран-импортеров. Число заказанных им самолетов, по максимальным оценкам, достигло 133 (118 одноместных и 15 двухместных), более половины того, что имеют ВВС Франции. Поставки были прекращены летом 1990 г. после оккупации Ираком Кувейта, но к этому времени почти все заказанные самолеты уже были получены. Доля самолетов F.1 в общем парке иракских ВВС достигала 20%.

Первую попытку закупить самолеты "Мираж" F.1 Ирак предпринял в начале 1970-го, но не смог договориться с фирмой Дассо. Переговоры возобновились через пять лет и завершились в июне 1977-го соглашением о поставке первой партии из 36 машин, в том числе 18 одноместных F.1EQ-1 и 14 одноместных F.1EQ-2 с несколько отличавшимся БРЭО, и четырех двухместных F.1ВQ-1. Самолеты поставлены в период с апреля 1980-го по февраль 1982 года. Иракские летчики были подготовлены на авиабазе Мон-де-Марсан на юго-западе Франции.

В дальнейшем, наращивая свои ВВС в ходе войны с Ираном, Ирак закупил еще 73 машины. Кроме того, в сентябре 1985-го был заключен еще один, последний, контракт. Число машин, закупленных по этому контракту, фирма Дассо не раскрыла, но полагают, что сюда входили еще 20 F.1EQ-6 и четыре спарки. На поставки самолетов, предусмотренных последним контрактом, в течение четырех лет было наложено эмбарго из-за срыва Ираком графика платежей и введения Советом Безопасности ООН летом 1987 г. запрета на поставку вооружений Ираку и Ирану до прекращения междоусобной войны. Лишь осенью 1989-го фирме Дассо было разрешено возобновить поставки. Несколько самолетов из последней партии все еще находились на заводе фирмы в Бордо, когда 2 августа 1990 г. Ирак оккупировал Кувейт. Их отправку тут же запретили. Офицеры иракских ВВС, находившиеся в это время во Франции, были задержаны в ответ на интернирование Ираком специалистов фирмы Дассо и других французских граждан. Начиная с варианта F.1EQ-4, все иракские одноместные самолеты оборудовали неубирающейся штангой-топливоприемником.

EQ-4 также стал первым вариантом, способным оснащаться подвесным агрегатом заправки топливом в полете или контейнером с разведывательной аппаратурой. Предусматривалась возможность подвески, по крайней мере, трех типов разведывательных контейнеров: Дассо COR2 с четырьмя обычными фотокамерами, Дассо "Гарольд" для дальней перспективной съемки и Томсон-CSF "Астак" с аппаратурой электронной разведки, позволяющей обнаруживать и классифицировать наземные РЛС. На варианте EQ-5, оптимизированном для выполнения противокорабельных задач, была установлена соответствующим образом модифицированная РЛС "Сирано" IVM. Нормальная боевая нагрузка самолета при выполнении противокорабельных операций включала одну УР AM.39 "Экзосет" на центральном подфюзеляжном узле. Максимальная нагрузка предусматривала подвеску двух ракет "Экзосет" на подкрыльных пилонах. По данным фирмы Дассо, рубеж поражения цели одной УР "Экзосет", которую "Мираж" несет на подфюзеляжном узле, составляет 700 км с учетом дальности пуска УР 60-70 км. Система дозаправки топливом в полете F. 1 от подвесного агрегата, установленного на другом F.1, позволяет увеличить рубеж поражения цели до 900 км.

Последний иракский вариант EQ-6 стал по-настоящему многоцелевым самолетом, способным действовать против воздушных, наземных и надводных целей с применением усовершенствованного управляемого вооружения класса "воздух-поверхность", включая ракеты "Экзосет". Кроме того, на EQ-6 установлена улучшенная система РЭБ "Шерлок", разработанная на основе аппаратуры самолета "Мираж" 2000 и включающая станцию предупреждения о радиолокационном облучении "Серваль" и ИК станцию для засечки пусков ракет противника SAT DDM. Антенны системы "Шерлок" расположены на передней и задней кромках киля. Под крылом можно подвешивать контейнеры с помеховой аппаратурой ESD "Барраке", Томсон-CSF "Барракуда" и "Ремора". Упаковки дипольных отражателей и тепловые ловушки располагаются в контейнере фирмы Лакруа в хвостовом конусе вместо обычного тормозного парашюта и могут подвешиваться под крылом в контейнерах Матра "Фима" или "Сикомор". Под корневыми частями крыла могут устанавливаться конформные варианты контейнеров "Сикомор", что позволяет полностью использовать подкрыльные пилоны для подвески боевой нагрузки. Кроме вновь построенных самолетов F.1EQ-6, фирма Дассо модернизировала до уровня EQ-6 несколько ранее поставленных Ираку и поврежденных в ходе ирано-иракской войны "Миражей".

Для борьбы с воздушными целями иракские самолеты F.1Е, помимо двух встроенных пушек DEFA 553 калибром 30 мм, оснащаются двумя ракетами "Мажик" на концах крыла и двумя ракетами "Супер" 530 F.1 на подкрыльных пилонах. При действиях по наземным целям встроенные пушки и ракеты "Мажик" могут дополняться различными комбинациями российского и французского подвесного вооружения (обычные и корректируемые бомбы, УР, блоки НАР), а так же контейнерами с газообразными отравляющими веществами иракского производства. Ирано-иракская война началась 22 сентября 1980 г. вторжением иракских войск на территорию Ирана после серии пограничных инцидентов, продолжавшихся в течение трех недель. Иран обладал современными ВВС, имевшими на вооружении большое число самолетов американского производства (225 самолетов "Фантом", включая 32 F-4D, 177 F-4E и 16 RF-4E, а также 169 истребителей Нортроп F-5E/F и 79 Грумман F-14А).

Однако начавшаяся в 1979-м исламская революция привела к хаосу и нарушению связей Ирана с другими странами. В результате иранские ВВС испытывали большие трудности со снабжением своих самолетов запасными частями. В частности, по некоторым данным, в летном состоянии поддерживались всего 4-5 иранских истребителей F-14 и несколько самолетов F-4D и F-4E. Лишь парк более простых самолетов F-5 использовался достаточно полно. В то же время ВВС Ирака сумели наладить пополнение своих ВВС, снабжение их запасными частями и благодаря этому смогли завоевать превосходство в воздухе. Боевые действия отличались массированным применением иракской артиллерии и авиации, в том числе по крупным населенным пунктам. Иракские самолеты бомбили Тегеран, в ответ иранские ракеты наносили удары по Багдаду. Судоходство в Персидском заливе нарушалось иранскими кораблями, ставившими минные заграждения и предпринимавшими атаки на гражданские суда (защита танкеров обеспечивалась американскими, английскими и советскими военными кораблями). Иракская авиация неоднократно предпринимала противокорабельные операции, подвергала ударам нефтяные терминалы на острове Харк и другие промышленные объекты Ирана.

Основным местом дислокации иракских "Миражей" была новая авиабаза в Кайяре, расположенная примерно в 60 км к югу от Мосула. Для непосредственного боевого применения F.1 перебрасывались из Кайяры на передовые аэродромы. Задачи, выполнявшиеся иракскими F.1Е, включали завоевание превосходства в воздухе и поддержку наземных сил на поле боя, нанесение ударов по иранским военным и промышленным объектам, разведку с заходом в воздушное пространство Ирана, сопровождение бомбардировщиков Ту-22 и разведчиков МиГ-25. Для осуществления противокорабельных операций "Миражи" перебрасывались на базы, расположенные у побережья Персидского залива. По иракским источникам, только за первые три года войны истребители F.1Е сбили более 40 иранских самолетов, главным образом F-4 и F-5. Однако боевые действия даже на начальном этапе войны не были "игрой в одни ворота", и к концу 1984 г. боевые и эксплуатационные потери Ирака составили семь самолетов "Мираж" F.1E. Кроме того, ряд истребителей получил значительные повреждения и был переправлен на транспортных самолетах Ил-76 на завод фирмы Дассо в Биарриц для ремонта и модернизации.

После того как Иран на "черном" рынке оружия сумел достать ПЗРК "Стингер", потери иракских ВВС резко возросли. Только за один месяц последнего года войны было сбито семь "Миражей". К моменту прекращения боевых действий в августе 1988-го Ирак все же сумел исправить ситуацию благодаря улучшенной тактике применения самолетов и использованию более эффективных тепловых ловушек. С середины 1984-го по начало 1988-го иракская авиация атаковала в Персидском заливе более 105 судов и кораблей, многие из которых - с использованием ракет "Экзосет". Применение этих ракет в ходе войны с Ираном продемонстрировало их высокую точность и хорошую подготовку иракских летчиков. Из первых 53 ракет, выпущенных с самолетов "Супер Этандар", "Мираж" F.1Е и вертолетов "Супер Фрелон" по танкерам и грузовым судам, цели поразили 52. Однако результаты были довольно разочаровывающими. Заявленная Ираком численность пораженных "крупных морских целей" почти в два раза превысила все потери, зафиксированные регистром Ллойда. На самом деле были потоплены только небольшие грузовые суда и танкеры. Попадание (при ошибочной атаке) двух ракет в американский фрегат УРО "Старк" в мае 1987 г. привело к гибели нескольких человек из состава экипажа, но повреждения самого корабля были незначительны. Супертанкеры также не получили серьезных повреждений.

О применении советских ракет Х-29Л почти ничего не известно, но можно предположить, что часть целей, приписываемых УР "Экзосет", была на самом деле поражена "X - двадцать девятыми", которые значительно уступая в дальности пуска (до 15 км в сравнении с 70 км у "Экзосет"), обладают в то же время существенно более мощной фугасно-проникающей БЧ при почти равной стартовой массе. В 1985 г. иракские F.1 почти ежедневно бомбили иранские нефтеналивные установки для загрузки крупных танкеров на острове Харк, расположенном в северной части Персидского залива. Чтобы вывести нефтяные терминалы за пределы досягаемости иракской авиации, Иран в срочном порядке построил такие же установки в ряде других мест, в частности, на острове Сирри, недалеко от Ормузского пролива, и в городе Джаск, расположенном на побережье за этим проливом. По данным фирмы Дассо, радиус действия самолета "Мираж" F.1 может быть увеличен до 1400 км при подвеске трех ПТБ и полете по профилю большая-малая-большая высота, но боевая нагрузка при этом минимальна - две бомбы по 250 кг без ракет "Мажик" и контейнеров с аппаратурой РЭБ.

Система дозаправки топливом в полете самолета F.1 от подвесного агрегата, установленного на другом F.1, также не давала увеличения дальности, необходимого для достижения острова Сирри. Для решения этой задачи Ирак переоборудовал несколько из имевшихся у него транспортных самолетов Ан-12 в топливозаправщики. Попытка удара по острову Сирри с использованием самолетов "Мираж" F.1, дозаправлявшихся от танкеров Ан-12 в полете на дальность около 1000 км, была предпринята Ираком по крайней мере однажды (12 августа 1986 г.). Изучалась также возможность удара по Джаску, но он оказался практически вне досягаемости "Миражей" даже при дозаправке от Ан-12.

Во время войны в Персидском заливе "Мираж" F.1 оказался единственным из развернутых на фронте самолетов на вооружении у обеих противоборствующих сторон. Как уже отмечалось, к моменту оккупации Кувейта из заказанных Ираком 133 самолетов F. 1 почти все были поставлены. Однако полагают, что с учетом боевых и эксплуатационных потерь к началу 1991 г. в составе ВВС Ирака находилось менее 100 машин этого типа. Кроме того, Ирак, возможно, отремонтировал и использовал часть захваченных кувейтских "Миражей", которых насчитывалось 33 самолета. Таким образом, F.1 был самым массовым военным ЛА и основным истребителем ВВС Ирака. Если верны оценки, согласно которым у ВВС Ирака имелось перед началом конфликта от 500 до 600 боевых самолетов, то численность истребителей F.1 в общем парке боевых иракских самолетов достигала пятой части. F.1 применялся Ираком наиболее интенсивно, но он не смог сражаться на равных с американскими истребителями F-15С и понес наибольшие потери: в воздушных боях было сбито семь иракских "Миражей".

Кувейт заказал первые 20 самолетов "Мираж" F.1 в 1973 году, отвергнув предложение США об аренде 32 модернизированных истребителей Воут F-8 "Крусейдер". С февраля 1976 г. по октябрь 1977 г. Кувейту было поставлено 18 одноместных F.1СК и два двухместных F.1BK. Первые годы эксплуатации этих самолетов в ВВС Кувейта были отмечены высокой аварийностью: к концу 1984 г. были потеряны шесть одноместных самолетов (одна из машин разбилась еще во Франции, перед поставкой) и один двухместный. Для восполнения потерь в 1983 г. ВВС Кувейта заказал и еще девять многоцелевых одноместных самолетов F.1СК-2, способных нести противорадиолокационные ракеты Матра "Армат", и четыре двухместных F.1ВК-2. Вторая партия самолетов была поставлена в 1984-1986 гг. Из Кувейтских самолетов в момент вторжения Ирака около 10 были в нелетном состоянии. 15 F.1СК кувейтцы успели эвакуировать в Саудовскую Аравию. Из стран антииракской коалиции истребители F.1 имели Франция (14 машин) и Катар (13 самолетов). Франция развернула и использовала только разведчики F.1CR, опасаясь возможных потерь своих боевых машин из-за того, что их по ошибке примут за иракские самолеты. Несмотря на это, Катар использовал свои самолеты F.1 для выполнения ударных операций.

Во второй половине 1991 г. восемь французских разведчиков F.1CR, базируясь в Иноирлике (Турция), принимали участие в операции многонациональных сил по обеспечению безопасности иракских курдов от возможных действий со стороны вооруженных сил Ирака. Кроме войны в районе Персидского залива, истребителям "Мираж" F.1 ВВС Франции практически не пришлось участвовать в боевых действиях. Можно отметить лишь один случай, когда несколько французских самолетов были вовлечены во внутренний вооруженный конфликт в африканской республике Чад. Напряженная обстановка, сохранявшаяся в этой бывшей французской колонии со времени получения ею независимости, обострилась в начале 80-х, и Франция для укрепления режима, противостоящего проливийским повстанцам, дважды (в 1984 г. и 1986 г.) посылала в Нджамену, столицу Чада, свои войска. Авиационная группировка французских экспедиционных сил включала четыре самолета "Мираж" F.1С и четыре истребителя-бомбардировщика "Ягуар". В первый раз самолетам не пришлось принять участия в боевых действиях. Во второй раз "Ягуары" выполнили два рейда для нанесения ударов по аэродрому проливийских сил. При этом разведывательная информация была получена с помощью самолетов "Мираж" F.1CR-200. Ливийские ВВС также использовали в Чаде свои самолеты F.1, которые действовали в основном с баз на территории Ливии, но иногда перебрасывались и на территорию Чада.

ВВС ЮАР использовали 32 своих ударных самолета F.1AZ и 16 перехватчиков F.1CZ в 80-х годах во время военных действий в Анголе и Мозамбике, где они поддерживали антиправительственные группировки. В Анголе самолетам F.1 удалось в двух воздушных боях (6 ноября 1981 г. и 5 октября 1982 г.) сбить по одному самолету МиГ-21. По другим данным, несколько "Миражей" F.1 были сбиты в Анголе ракетами Р-60 с самолетов МиГ-23МФ. Официально сообщалось, что в феврале 1979 г. два самолета F.1С погибли в результате столкновения в воздухе, но, можно предположить, что это и есть "замаскированные" боевые потери. Говоря о воздушных боях с МиГ-21, необходимо отметить, что по маневренности в воздушном бою советский истребитель не уступает, а скорее всего превосходит самолет "Мираж" F.1. Это следует из лучших параметров маневренности "МиГа". Например, у варианта МиГ-21МФ, состоявшего на вооружении ВВС Анголы, больше тяговооруженность при нормальной взлетной массе (0,80 в сравнении с 0,66 у "Миража" F.1) и меньше удельная нагрузка на крыло (соответственн