Отиди на
Форум "Наука"

Аланите на Изток (Китай)


Recommended Posts

  • Потребител

http://osinform.ru/print:page,1,13076-na-zapade-i-na-vostoke.html

Обратимся к судьбе другой, не менее значительной, группы алан, татаро-монгольским нашествием заброшенной в противоположном направлении — далеко на восток. Работая над монографией «Алания в X— XIII вв.», я обратил внимание на то, что Западная (Верхнекубанская) Алания в XIII—XIV вв. (до вторжения Тамерлана) обезлюдела, и высказал предположение, что это демографическая катастрофа может быть объяснена отчасти истреблением местного населения, отчасти его массовым переселением монголами вглубь Монгольской империи (17, с. 42, 44—45). Демографическая катастрофа Западной Алании окончательно открыла дорогу тюркской (половецкой) миграции на опустевшие территории Верхней Кубани, что привело к этногенезу балкарцев и карачаевцев. За истекшие 20 лет эти наши предположения возражений не встретили.

В предшествующей главе уже говорилось, что в ходе кампании 1238— 1239 гг. многие аланские феодалы предпочли не оказывать сопротивление завоевателям и перешли на их сторону. Это Бадур, Уцзорбухан, Матярша, Елебадур (Илья Багатар? — В. К.), Юй-ва-ши, Хан-ху-сы, Арсалан (Аслан? — В. К.). Асан-чжен, Николай и др. (большинство имен дается в китайской транскрипции). Одни из них монголами были оставлены владетелями своих областей и им были выданы золотые пайцзы на владение (напр. Хан-ху-сы), другие завербованы в монгольскую гвардию, что говорит о том, что монголы высоко оценили воинские качества алан (напр. Атачи — сын Хана-ху-сы, половина подданных Арсалана, Николай и его сын Хурдуда и т. д.; 32, с. 48). Наконец, третьи сразу были переброшены татаро-монголами далеко за пределы Большого Кавказа. Так, сын Еле-бадура (Ильи Багатара) Юй-ва-ши был направлен в Сибирь для борьбы с восставшими «князьями» (32, с. 48).

Вскоре после завершения кампании на западе аланские контингенты появляются на востоке громадной Монгольской империи. Источники молчат о причинах и подробностях этой операции. Относительно причин Ю. Н. Рерих пишет следующее: «Высшее монгольское командование, которое всегда лояльно признавало военные качества своих противников, по справедливости оценило большую доблесть аланов и мудрость их командиров. Поэтому оно было счастливо заключить с ними военный союз. С этого момента аланская кавалерия соединилась с монгольской армией и приняла участие с ней во всех военных операциях» (33, с. 242—246).

В Китае аланы составили отборную пекинскую гвардию монголов. О ее положении свидетельствует флорентийский епископ Джованни Мариньоли, несколько лет живший в Китае и лично наблюдавший алан: «Всех выше (стоят) также князья его государства, более 30 тыс., которые зовутся аланами и управляют всей Восточной империей. Они христиане..., благородный род аланов, являющихся ныне величайшим и благороднейшим народом в мире; всех красивее и храбрее мужи их, с помощью которых татары овладели Восточной империей и без которых никогда не достигли бы славной победы. Ибо собрал Чингиз-хан, первый царь татарский, их князей, числом 72, когда по воле божией захотел покарать мир» (34, с. 62). Панегирическая характеристика алан может показаться преувеличенной, но не надо забывать, что Мариньоли был епископом у алан в Китае и, судя по этому обстоятельству, аланы здесь были из православного христи­анства обращены в католичество.

Когда произошло новое крещение алан в Монголо-Китайской империи? Их переселение на восток могло состояться вскоре после крушения Алании— в 40-х годах XIII в., когда аланы были православными. Относительно принятия ими католичества некоторые сведения находим в переписке XIV в., опубликованной на русском языке Р. Хеннигом. 14 июля 1336 г. римскому папе Бенедикту XII из Ханбалыка (мусульманское название Пекина.— В. К.) были посланы два письма. В первом письме от имени великого хана Токалмута содержится просьба, чтобы папа «молился за Нас и Наших верных слуг аланов, его христианских сыновей». Второе письмо на имя Бенедикта XII было направлено от имени аланских князей. Привожу текст полностью: «Вашему Святейшеству должно быть известно, что мы уже давно осведомлены о католической вере вашим легатом, братом Иоанном Монтекорвино, наставлены им ради нашего блага и много утешены сим сильным, святым и терпеливым мужем, умершим восемь лет назад. С того времени остались мы без главы и без духовного утешения. Мы порадовались бы известию, что Вы позаботились о новом легате; но таковой сюда еще не пришел. Поэтому мы умоляем Ваше Святейшество направить к нам доброго, терпеливого и умного легата, который мог бы позаботиться о наших душах, и прислать его нужно спешно, ибо мы в тяжелом положении без руководства, наставления и утешения...

Дано в Камбалеке (Халбалыке) в год крысы, 6-й месяц на третий день новолуния» (35, с. 224—225).

Из этого документа следует, что первым католическим миссионером среди алан в Китае был «брат» Иоанн Монтекорвино, умерший в 1328 г. и прибывший в Пекин, очевидно, в начале XIV в. На смену умершему пастырю, судя по всему, был направлен Джованни Мариньоли, о чем свидетельствует его маршрут: от Авиньона через Константинополь в Каффу (Крым) и далее через Тану по «старому торговому пути» через Сарай в Китай (35, с. 227). По Ф. К. Бруну, Мариньоли прибыл в Пекин к аланам в 1340 г. (36, с. 159). В своем отчете о путешествии Мариньоли пишет, подобно епископу Феодору, что аланы являются христианами истинными или только по названию (35, с. 227).

Возвращавшемуся на родину китайскому посольству Бенедикт XII дал сопроводительное письмо: «Это письмо пишется как охранная грамота для Андрея Гуйлельмо де Нассио и алана Тогая из Китая, послов татарского императора, приезжавших к Апостольскому престолу. Дано в Авиньоне 19 июня в год 4-й» (1338; 35, с. 230). Кроме письма к великому хану, папа Бенедикт XII направил послания аланским князьям и правителю «Срединного государства» Чагатаю (35, с. 231). Как отмечает Р. Хенниг, христианские общины в Китае были искоренены в 1368 г., когда после гражданской войны к власти пришла династия Мин и началась враждебность ко всему иностранному.

Изложенная выше переписка еще не стала достоянием алановедения и не привлекла должного внимания специалистов. Она тем более интересна потому, что, согласно Ю. Н. Рериху, среди аланских подписей под письмом от 14 июля 1336 г. стоит подпись Фодима Иовенса, «который считался царем аланов» на Востоке (33, с. 245). Ю. Н. Рерих обратил внимание на два других аланских князя по имени Сиан-Шан (Шиансам) и Чо-хан-бу-кхуа (Чембога), очевидно Джаян Бука. Биографии этих офицеров великого хана записаны в китайской летописи монгольской династии «Юань-ши». Согласно ей, Джаян Бука, сын Тциао-хуа и правнук аланского князя Николая (видимо, князь Николай может быть приурочен еще к кавказской Алании.— В. К.), служил в армии великого хана Мунке. Он был «знаменитым офицером» и в 1329 г. был назначен командиром 400 аланских воинов. В 1336 г. он сделался большим полководцем Тцу-ми-ян и командовал левым крылом армейского корпуса аланской гвардии.

Нельзя не сказать о другом знаменитом алане по имени Еле-бадур (Илья Багатар?), служившим у хана Угедея. Его слава началась с того, что однажды на охоте атакованный тигром он схватил его за язык и убил своим мечом. Во время правления ханов Мунке и Хубилая он также отличился, но был убит во время осады города Чан-Чао в 1275 г. Его два сына также служили в монгольской армии, старший Е-Су-Та-иер был убит при взятии Ян-Чу, младший сын У-ва-ши был назначен командующим армейским корпусом аланской конницы во время одного из походов против Китая в 1275 г. (33, с. 245).

Переселившиеся в Монголо-Китайскую империю аланы, как видим, не только составили ханскую гвардию, но и, проявляя доблесть и рвение, успешно продвигались по службе и достигали самых высоких военных постов и отличий. В этом, безусловно, сказались многовековые традиции и собственной военной культуры бывших кочевников, и несения военной службы по приглашению в качестве федератов, союзников. Глубокие боевые традиции, выработавшийся своеобразный рыцарский кодекс чести воина-профессионала сделали аланских конных дружинников одними из лучших боевых частей своего времени. Монгольское правительство понимало это и часто использовало алан в наиболее серьезных операциях.

Ханская гвардия была сформирована из тысячи аланских всадников. «Если вспомнить строгость отбора в эту гвардию, этот выбор оказывается исключительной честью. В царствование хана Мунке полки под началом князя Арслана присоединились к гвардии. Младший сын этого князя Николай участвовал в походе на юг Китая, в провинцию Юннань». При хане Хубилае (1260—1294 гг.) численность аланской гвардии оценивают уже в 30 тыс. всадников, не считая, резерва. Как видим, численность аланских контингентов на Востоке была очень значительной — имеются в виду только воины без членов семей.

Особо аланские войска отличились при хане Хубилае в 1268—1279 гг., во время завоевания Китая. Но в 1275 г. после взятия города Чан-Чао (Чунцин? — В. К.) многие высшие аланские офицеры погибли здесь вследствие предательства китайского генерала Хун-фу, который после сдачи им города ночью организовал резню алан. По приказу великого хана китайский гарнизон Чан-Чао был уничтожен, город потерял все свои права, а его доходы отданы семьям погибших аланских офицеров (их имена перечислены в китайских анналах; 33, с. 244). Великие ханы вообще щедро награждали, согласно «Юань-ши», отличившихся алан: ас Атачи, участвовавший в походе Мунке в провинцию Сычуань, был пожалован вином и серебром; вторично Атачи был награжден Хубилаем — серебром и переводом в гвардию. Атачи был среди аланских командиров, погибших в 1275 г. в Чан-Чао (по свидетельству Марко Поло, аланы были перебиты в состоянии опьянения). Характер вознаграждения хана Хубилая за смерть Атачи: «Хубилай, сожалея о его смерти, пожаловал семье Атачи 500 лан серебра и 3500 связок ассигнациями, а также 1539 дворов из числа усмиренных жителей» (37, с. 284—285).

Сын упомянутого Атачи Бодар также был незаурядной фигурой. В 1283 г. ему была пожалована тигровая пайцза (что соответствовало званию десятитысячника, т. е. командира корпуса.— В. К.) и титул главнокомандующего; кроме того, за ним было сохранено командование отрядом асов и присвоено звание асского баду-даругачи.

Сын умершего в 1300 г. Бодара Фудин был первым даругачи асской гвардии, а между 1335—1341 гг. назначен заведующим делами Военного Совета (37, с. 286—287). Есть основания полагать, что это он поставил свою подпись «Фодим» под коллективным письмом аланских князей папе Бенедикту XII 1336 г. Высокое происхождение и положение Фудина (Фодима) вполне соответствует его статусу «царя аланов».

Среди погибших в Чан-Чао асских командиров был и Еле-бадур — Илья Багатар, о котором мы уже говорили выше. Илья за храбрость был одарен 50 ланами золота, золотой пайцзой и пожалован в тысячники. Илье наследовал его сын Юй-ва-ши, ставший тысячником асского корпуса и награжденный 50 ланами серебра, 2500 связками ассигнаций, золотым поясом и девятью сортами материй. После одного из подвигов «государь с радостью сказал, обращаясь ко всем военачальникам: «Кто, кроме Юй-ва-ши, способен был выполнить это героическое дело? Если облечь Юй-ва-ши в чистое золото, этим не выразить ему моей благодарности» (37, с. 291). В награду император вновь пожаловал Юй-ва-ши 50000 связок ассигнаций и повысил в звании.

Здесь нет возможности перечислять имена всех асов и их деяния во славу монгольского оружия, запечатленные в «Юань-ши». Оценивая деятельность алан-асов на Востоке, Ю. Н. Рерих отмечает: «Под знаменем монгольских ханов меч алан снова начертал славную страницу своей истории» (33, с. 246). Сотрудничество асов и монголов на Востоке было столь активным, что асы стали заимствовать элементы татаро-монгольской культуры, о чем засвидетельствовал византийский историк второй половины XIII в. Георгий Пахимер: «С течением времени соседние (с монголами.— В. К.), обитавшие в тех странах племена, каковы аланы, зихи, готы, руссы и многие другие, изучив их язык и вместе с языком, по обычаю, приняв их нравы и одежду, сделались союзниками их на войне» (38, с. 317). Алано-асы настолько сблизились с монголами, что стали считаться принадлежащими к «правому крылу монгольского народа под именем Асут» (39, с. 131, прим. 8).

Асы разделили судьбу Монгол о-Китайской империи и ее монгольской династии. «Когда последний монгольский император Китая Тогон Ти­мур в 1368 г. покинул Пекин, в числе отрядов, следовавших за ним в г. Каракорум, была и асская дружина, сохранившая и в беде верность своим повелителям»,— отмечает А. Иванов (37, с. 300). После этих событий источники об асах на Востоке не упоминают.

Можно было бы предполагать, что остатки асов после их переселения в Монголию оказались ассимилированными монголами и бесследно исчезли. Но пример венгерских ясов, куда более малочисленных и сохранивших свою этническую индивидуальность, свидетельствует об обратном — реликты алано-асов могут сохраниться и в монгольских степях. В последние годы советскими этнографами получены скромные по объему, но очень интересные данные. В 1984 г. в Монголии продолжал работу этнографический отряд советско-монгольской историко-культурной экспедиции. В составе монгольского племени борджигинов на северо-востоке Средне-гобийского аймака, в частности в. сомоне Цаган-Дэлгэр, была зафиксирована группа асудов — «потомков аланов, переселенных сюда с Северного Кавказа в раннем средневековье. Позднее они поселились среди борджигинов и постепенно растворились в их среде. Асуды сохраняют свое самоназвание, но уже не помнят о своем происхождении и не выделяют себя из среды монголов. Антропологически же, судя по нашим визуальным наблюдениям, они явно отличаются от соседних халхасцев, сохраняя наряду с монгольскими отдельные ярко выраженные европеоидные признаки» (40, с. 136).

Ясно, что монгольская этнографическая группа асуд должна подвергнуться специальному исследованию, видимо, прежде всего в отношении антропологии, дерматоглифики, языка (поиск древнеиранских элементов), этнографии. Таким изучением асудов пока никто не занимался и это прокладывает резкую черту между монгольскими асудами и венгерскими ясами. Но, несмотря на громадную разницу в изученности, уже сейчас мы можем говорить о значительном сходстве обоих исторических явлений: судьбе ясов Венгрии и асудов Монголии. И ясы, и асуды фактически растворились в новой этнической среде, утратили язык и стали осознавать себя частью коренного народа. Но в то же время, как это ни парадоксально, растворившись, они не исчезли. И на Западе, и на Востоке, отделенные друг от друга огромным пространством, ясы Венгрии и асы Монголии сумели сохранить общность территории и этническое самосознание, решающей субстанцией которого в данной исторической ситуации стал древний этноним — самоназвание «ас», «яс» — последняя историческая память о происхождении и далеком прошлом. Благодаря этому этническому индикатору мы и имеем возможность достаточно надежно реконструировать прошлое двух крупных групп аланского этноса, в XIII в. одновременно заброшенного на далекий Запад и еще более далекий Восток. Они — часть того наследия алан и аланской культуры, которое дошло до наших дней в основательно измененном виде.

ЛИТЕРАТУРА

1. Карамзин Н. М. История государства Российского, т. IV. Спб., 1833.

2. Римская история Никифора Григоры, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами. Византийские историки. Спб., 1862.

3. РубрукГильом. Путешествие в восточные страны. М., 1957.

4. Vasmer Max. Die Jranier in Sudrussland. Leipzig, 1923.

5. Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор, 1. М.— Л., 1949.

6. Режабек Ф. В. Маркоманнские войны. В кн.: Записки Новороссийского университета, т. 68. Одесса, 1896 .

7. Врун Ф. Догадки касательно участия русских в делах Болгарии в XIII—XIV вв. Черноморье, ч. II. Одесса, 1880. 8. Andronic Al. Noi precizari in legatura cu numele orasului Jasi. Anuarul Institutui de istorie si archeologie A. D. Xenopol. Jasi, 1973.

9. Theodorescu Razvan. Bizant, Balcanl, Occident la inceputurile culturu medievale

romanesti (secolele X—XIV).. Bucuresti, 1974.

10. Археологические раскопки в Глинча-Яссы. Studii si cercetari de istorie veche, t. IV, № 1—2, Bucuresti, 1953.

11. ПСРЛ, т. VII. Спб., 1856.

12. Кулаковский Ю. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. Киев, 1899.

13. Словник староукраинской мови XIV—XV ст., т. 2. Кшв, «Наукова Думка», 1978.

14. Kiss Lajos. Foldrajzi Nevek Etimologiai Szotara Budapest. Akademia kiado, 1980.

15. Kiss Lajos. Magyar helysegnevek a Keleti-Karpatokon till. Maguar Nyelvor', 1987, 2.

16. Заметка архим. Руварца об ясах на Балканском полуострове и в придунайских землях. Живая старина, вып. I. Спб., 1894.

17. Кузнецов В. А. Алания в X— XIII вв. Орджоникидзе, 1971.

18. Мester Roger. Siralmas Eneke a Tatarktdl elpuszitott Magyarorszagrol. Budapest, 1903.

19. Ferent J. A kunok es pespokseguk. Budapest, 1981.

20. Голубовский П. Половцы в Венгрии. Исторический очерк. Киев, 1889.

21. Meszaros L. Rovasirasos kun nyelvemlekek. Lazyg nyelvemlek Magyarorszagon Szeged, 1937.

22. Szabo Laszlo. A jasz etnikai csoport. A jasz etnikumes a Jaszsagi mfiveltsegi egyseg nepraiza, 1, Szolnok, 1979.

23. Кring M. Kun es jasz tarsadalomelek a kozepkorban. Szazadok, LXVI, Budapest, 1932.

24. Fodor-F. A. Jaszsag eletrajza. Budapest, 1942.

25. Selmeczi L. A. Negyszallasi jasz temeto. Communicationes archaeologicae Hungariae. Kiado. Budapest, 1981.

26. Selmeczi L. Новые результаты археологических исследований в Ясшаге. A Jaszkun-sag kutatasa 1988. Szolnok, 1988.

27. Кузнецов В. А. Аланы — ясы в Венгрии. A Jaszkunsag kutatasa 1988. Szolnok, 1988.

28. Гладкова Т. Д., Тот Т. А. Дерматоглифика венгров (к проблеме происхождения венгерского народа). IX Междун. конгресс антропологических и этнографических наук. Доклады советской делегации. М., 1973.

29. Немет Ю. Список слов на языке ясов, венгерских алан. Перев. и прим. В. И. Абаева. Орджоникидзе, 1960.

30. Ritter R. P. Bemerkungen zur 'Jassischen Worterliste'. Acta Orientalia, t. XXX, fasc. 2. Budapest, 1976.

31. Kele J. A. Jasz — Kunsag megvaltasa. Budapest, 1903.

32. Архимандрит Палладий. Старинные следы христианства в Китае. «Восточный сборник», т. 1, Спб., 1877.

33. Рерих Ю. Н. Избранные труды. М., 1967.

34. Архив Сонии ИФЭ, фонд 4, дело № 2 (перев. Е. С. Зевакина).

35. Хенниг Рихард. Неведомые земли, т. III. M., 1962.

36. Врун Ф. О странствованиях царя-пресвитера Иоанна. В кн.: Записки Новороссийского университета, год третий, т. V. Одесса, 1870.

37. Иванов А. История монголов (Юань-ши) об ассах-аланах. ХВ, т. П, вып III Спб 1914.

38. Георгия Пахимера история о Михаиле и Андронике Палеологах, т. I. Перев. под ред. проф. Карпова. Византийские историки. Спб., 1862.

39. Владимирцов Б. Я. Общественный строй монголов. Л., 1934.

40. СЭ, 1986, I (информация А. М. Решетова).

Материал взят из книги В.А. Кузнецова "Очерки истории алан". Владикавказ "ИР" 1992 год.

http://iratta.com/

Опубликованно: 22-04-2009, 11:27

Документ: История > http://osinform.ru/13076-na-zapade-i-na-vostoke.html

---------

As for the Alans (also called Jases, Jasins), originaly from Caucasus, all of them were in military service. The most famous of them is the family of Atachi, whose father Kanguz (Khankus) was the leader of one of several Jasin state formations.

During the Mongol invasion, Kanguz and his citizens did not resist Ugedei-Khan, so he remained a ruler of his lands and also given was given a golden sign of honor (Golden Paitza) and title of 'badur'. At Mongol's order he formed an army of 1,000 men strong and put his son Atachi as its commander.

Atachi under Moengke-Khan, participated in the campaign against Soun, fought Chinese armies in Sichuan province and Tiao-uy mountains. For his bravery he was awarded the badge of honor (Tiger Paitza), got silver and the title of 'commander of 1,000'.

Under Kublai(Khubilai)-Khan, he fought against the Chingizids, that opposed the Yuan dynasty. Atachi fought against Arigbuka, then supressed rebellion in China, in 1267 again campaigned agains Soun, under Mongolian warlords Bayan and Asha. During his military career, Atachi participated in more than 20 major battles in China and Central Asia.

Atachi was succeeded by his son Baidar. He too commanded thousand wariors and battled Chingisids in Eastern Turkestan, Dzhetysou, and Mongolia, reaching the Altai mountains. In 1285 he stood out during the supression of rebellion at Besh-Balyk against Kublai-Khan.

For his ahievements Baidar was granted a honorary title of 'as-badur-darugatchi'.

Baidar died in 1300, his positions were passed to his sons Oros and Fudin. Baidar was at the origins of creation of Imperial Guard regiments, formed from Jases. The first regimens were formed in 1272 and included 3,000 Jases. Also, 700 more Jases were bodyguards of Kublai-Khan during his trips, and keepers in emperor's city and palaces.

'YUAN-SHI' has the biographies of Jases: George (Kouertzi), Shari (Cheli). Shilabadur, Badur, Youvashi, Fude (Peter), and Arslan that were honored on Mongolian military service.

George (Kouertzi) began his carrier under the mentorship of Fude's father during the reign of Moengke-Khan in the Imperial Guard, and later commanded Jasin regiment 2,000 men strong.

During Kublai-Khan reign, George with 100 warriors (under leadership of warlord Ashu) participated in campaign against Soun. After victory in Soun, George commanded army of Jases battling the army of warlord Haidu. For military achievements he was promoted by rulers: Kublai-Khan, Timour-Khan, Haisan-Khan.

During Khaisan-Khan reign, George held a position of 'chzhalkhuachi', he commanded the Right Wing of Jasin Guard.

Demidir (Dmitri) was George's son. Demidir also served in the Jasin Guard, where he led a hundred men. Became famous during the supression of uprising of Mongolian regional ruler Nayan. After George's death Demidir was a successor of his title as a commander of Jasin Guard. Demidir's son Sianshan also served in Jasin Guard during the reign of Haisan and Ayurbarvad.

George and Demidir (Dmitri), judging by their names, were Christians.

Shari was descended from Jasin family that submitted to the Mongols and joned their army. His father Bekkibai (Betzeba) under Moengke-Khan fought in China, in Tiao-uy mountains and was decorated for his military deals. Under Kublai-Khan he fought against Haidu army. He became famous after the battle near Baikal Lake where he beheaded Haidu, the enemy of Kublai-Khan and captured huge amounts of cattle.

After the creation of the Jasin Guard, Shari commanded the Left Wing of the Jasin Guard, was decorated by Golden and Tiger badges and plenty of gifts. Shari's positions were passed to his son Shilemyn.

Shilabadur's family also collaborated with Mongols. His father Yruktama started his carrier from low post of 'header of ten' in the times of Moengke-Khan. In Kublai-Khan's time Shilabadur participated in wars against Soun, being included in army of warlord Bayan. His direct commander was Atachi. Shilabadur served under Atachi's command, and for his bravery during the supression of local uprisings of Mongol regional rulers: Nayan, Hadaan, Toto and others. the Imperor granted him the title of 'badur' and put his in head of 1,000 Jasin Guard warriors.

Shilabadur's sun Nogaichin (Nakhaichan) succeeded his father, and later commanded the Left Wing of the Jasin Guard. 'YUAN-SHI' lists in details many of his pompous titles and decorations. Nogaichin died in 1325.

Other notable leaders of Mongolian Army were Jases: brothers Badur, Utzoer-Bukhan (Anzorbuka), and Matarsha. They enlisted to Mongolian military service yet during Moengke-Khan's reign.

Matarsha was in the vanguard of Moengke-Khan's army during the war against Soun, and was killed in battle. Badur actively participated in more than 20 battles against Chinese armies. For military success Kublai-Khan put 1,000 Jases of under his command. Atachi became Badur's direct commander. Under his command, Badur fought in China and later became second in command of the Jasin Guard. Badur participated in supression of local uprisings of Mongol regional rulers.

Badur was succeded by his son Betzelan. For his service, Betzelan was decorated by the imperor Yesun-Timour by two sets of imperor clothing, by Tiger Paitza,and by three pearls and weaponry (bow with arrows, and armour). Betzelan was succeded by his son Eliande.

Another famous Jasin family at Yuan court was that of the Jas Yuvashi, whose father Yanbadur (Elibadur) submitted to Mongolians together with Jasin warlord Kanguz. In 1258, on the orders of Moengke-Khan Yanbadur was accepted to the Jasin Guard. He also fought for the Imperor and was rewarded with golden jewellery. Yanbadur commanded Jasin army, fought against Arigbuka and Chinese insurgents, participated in capture of Siantan and Chinese cities on Yantze River.

As 'MANUER-sh*tZI' notes, in the war against the Chingizids, enemies of Yuan throne, the Jases fought in alliance with Kipchak regiments of Kublai_Khan's army. After the death of Yanbadur, his position was inherited by his son Yesudar, that commanded the Jasin regiments in the capture of Yanchzhou.

After the death of Yesudar, his younger brother Yuvashi became a commander of the Jasin regiment, 1,000 men strong. Yuvashbi, under command of warlord Bayan participated in many wars, was decorated by Golden Paitza, and was given title of 'great warlord of long-range campaigns'. During the supression of Nayan's rebellion, Yuvashi captured the leader. The Imperor gave him extensive gifts and titles, and title of 'warlord, the pillar of the state'.

His seccessors were his son Eikiratai (Eitzilitai) and his grandson Baichou.

Nigela (Nikola) and Elia (Ilia) came from noble Christian families, that embraced Mongol Rule by coming to Moengke-Khan with theri courtiers (30 men). Elia become famous in campaign against Soun and Lytan rebellion. His son served under Kublai-Khan and in 1312 became a leader of Jasin regiment 1,000 men strong, and later he became a commander of the Left Wing of the Jasin Guard.

Arslan was one of Jasin rulers, that submitted to Mongolian army without a fight, when they approached his city. Half of Arslan's warriors joined the Mongolian army.

His elder son, Asanchen was killed during a campaign when Mongolian army was attacked by 'tuerge' whom TU TZI identifies with Cherkes- sians.

Then Arslan sent to Mongolian militarty service his younger son Nigela (Nikola). Nigela distinguished himself in battles under Mongol commander Ulankhatai, who gave him a horse and gold.

Nigela was killed by an arrow in Soun war. His son Khourdudar (Khurduda) commanded a Jasin regiment, 100 men strong. At the orders of Kublai-Khan he fought the Nayan insurrection, and died from wounds. His son Khudu-Timour served in court of imperor Haisan, fought against armies of Haidu. Khudu-Timour was promoted to the position of Deputy of the Right Wing of Jasin Guard.

According to Chinese sources, 10,000 Jases served in Mongolian army in China, mostly in Jasin Guard. In 1286 the Jasin Guard was officially created. Jasin Guard took active part in wars against Soun and suffered heavy losses. In two regions of Yuan Empire: Chaokhe and Sougu, Jasin military settlements were organized. Their tasks included the equipment of the army with weapons and other military accessories. After Soun campaign all Jasin regiments were included in Jasin Guard.

Source: http://www.canada-osetia.net/iryston/alans_in_china.html

Link to comment
Share on other sites

Напиши мнение

Може да публикувате сега и да се регистрирате по-късно. Ако вече имате акаунт, влезте от ТУК , за да публикувате.

Guest
Напиши ново мнение...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Зареждане...

За нас

Вече 17 години "Форум Наука" е онлайн и поддържа научни, исторически и любопитни дискусии с учени, експерти, любители, учители и ученици.

За своята близо двайсет годишна история "Форум Наука" се утвърди като мост между тези, които знаят и тези, които искат да знаят. Всеки ден тук влизат хиляди, които търсят своя отговор.  Форумът е богат да информация и безкрайни дискусии по различни въпроси.

Подкрепи съществуването на форумa - направи дарение:

Дари

 

 

За контакти:

×
×
  • Create New...